“В круге первом” А. Солженицын – жуткая правда о рабском труде советских учёных в сталинских лабораториях-тюрьмах

Александр Солженицын – уникальная фигура в мировой литературе второй половины ХХ века. Один из величайших правозащитников-диссидентов “советской эпохи” – и, главное, ПИСАТЕЛЬ. Писатель сложный, во многом противоречивый – но вызывающий восхищение своим огромным талантом и своей непоколебимой, искренней гражданской позицией. “В круге первом” – три дня 1949 года. Три декабрьских дня “на шарашке” – в лагерном НИИ для заключенных-специалистов. Это – боль, горе, жизнь и – ИСТОРИЯ. Такая, какой она была…
В сталинскую эпоху именно в КБ тюремного типа создавали новые виды техники и вооружений. Их разговорное название «шарашка» произошло от выражения «шарашкина контора», обозначавшего в годы нэпа какую-либо несерьёзную организацию. Но в КБ, подчинявшихся НКВД, всё было более чем серьёзно.

Это реальная история, а не какая-то выдуманная. Прожитая, выстраданная и к тому же тщательно изученная по разным документам. С суровой правдивостью показана психология советского общества конца 40-х годов: от Сталина – до последнего зека, и, что удивительно, эти “последние зеки”, у которых уже ничего нельзя было отнять, часто могли вершить и судьбы своих тюремщиков – вплоть до министров. У заключенных было задание – сделать для товарища Сталина секретную телефонию – шифровать разговорную речь на входе и раскодировать ее на выходе – а это задача для физиков, математиков и электронщиков. Они оперировали формулами и расчетами, а их тюремщики – сроками (выполнения задания и отсидки). У них было сносное питание, теплое жилье (типа казармы), чистая одежда. Им даже разрешали иногда свидания с родственниками. Интрига в том, что преуспевающий дипломат, человек из высших слоев сталинского общества совершает поступок: звонит в иностранное посольство, чтобы предупредить своего хорошего знакомого о готовящейся против него провокации, а поиск звонившего (по магнитофонной записи, сделанной в КГБ), поручают зекам в шарашке. Как все условно в этом мире! Вчерашний зек получит свободу, если найдет “преступника”, а дипломат займет его место…


реклама от автора сайта

Консультации врача психотерапевта, психиатра- нарколога в Минске. Групповая терапия. Клинический гипноз. Когнитивно-бихевиоральная, семейная и логотерапия. Психотерапия кризисных и созависимых пар. Выезд на дом. Приём в центре Минска. Юдицкий И.В. +375296277772 мтс


Название романа «В круге первом» — это аллегорическое сравнение шарашки, отсылающее читателя к «Божественной комедии» Данте Алигьери. Один из героев романа, Лев Рубин объясняет это так:
— Нет, уважаемый, вы по-прежнему в аду, но поднялись в его лучший высший круг — в первый. Вы спрашиваете, что такое шарашка? Шарашку придумал, если хотите, Данте. Он разрывался — куда ему поместить античных мудрецов? Долг христианина повелевал кинуть этих язычников в ад. Но совесть возрожденца не могла примириться, чтобы светлоумных мужей смешать с прочими грешниками и обречь телесным пыткам. И Данте придумал для них в аду особое место.
Центральное место в повествовании занимает идейный спор героев романа Глеба Нержина и Сологдина с Львом Рубиным. Все они прошли войну и систему ГУЛАГа. При этом Рубин остался убеждённым коммунистом, считающим, что нечеловеческие трудности и кажущаяся несправедливость государства к своим гражданам искуплена высокими целями. «Исторический материализм не мог перестать быть истиной из-за того только, что мы с тобой в тюрьме», — оправдывает он систему. В отличие от него Нержин уверен в порочности самой её основы. В прошлом сам сторонник коммунистической системы, он пережил полный крах своих убеждений: я с болью сердечной расставался с этим учением! Ведь оно было — звон и пафос моей юности, я для него всё остальное забыл и проклял! Я сейчас — стебелёк, расту в воронке, где бомбой вывернуло дерево веры.
Осознанный нравственный выбор Глеба Нержина, который предпочёл сомнительному счастью шарашки парадоксальную свободу тюремного этапа, — лейтмотив романа. Тема очищения и внутреннего освобождения человека за решёткой проходит через центральные произведения Александра Солженицына и ярко проявляется в романе «В круге первом»
Александр Солженицын написал роман в 1955—1958 годах, по воспоминаниям о работе во время тюремного заключения в «шарашке» Марфино — спецтюрьме МВД — МГБ, где работали заключённые инженеры (1947—1950). Первое произведение, опубликованное в серии «Литературные памятники» при жизни автора.
Действие происходит в Москве в течение трёх декабрьских дней 1949 года. Советский дипломат, служащий Министерства иностранных дел СССР, Иннокентий Володин звонит в посольство США и сообщает о том, что советской разведкой готовится похищение сведений, касающихся производства атомной бомбы. Работники МГБ, прослушивающие телефоны посольства, записывают разговор на магнитную ленту. Для установления личности звонившего ленту передают в «шарашку» Марфино — секретный институт, где работают заключённые инженеры.
Основная тема Марфинского института — разработка «Аппарата секретной телефонии», которую ведут в «шарашке» по личному указанию Сталина. Побочная тема исследований — это распознавание человеческого голоса. Лаборатории, где работают заключённые Лев Рубин и Глеб Нержин, поручают выяснить, кому принадлежит голос звонившего в посольство. В тот же день выясняется, что разработка секретной телефонии находится на грани срыва, Абакумов устанавливает руководству института критические сроки для получения первых практических результатов. Директор института вызывает Нержина и требует, чтобы он переключился от отвлечённых лингвистических исследований на разработку математического аппарата секретной телефонии. Перед Нержиным стоит тяжёлый выбор. Работать на систему, которая противна его духу, либо покинуть сытную шарашку и отправиться на периферию ГУЛАГа.

Первый вариант (96 глав, так называемый «Круг-96») был написан в 1955—1958 годах на основе автобиографического материала. В 1948—1949 годах Александр Исаевич работал в Марфинской шарашке.
Прообразами главных героев романа стали сам Александр Солженицын (Глеб Нержин) и его знакомые по «шарашке»: Лев Рубин — литературовед (германист) и диссидент Лев Копелев, Дмитрий Сологдин — инженер-конструктор и философ Дмитрий Панин.
Идеологически крайне острый роман был написан Солженицыным в литературном подполье, без надежды на публикацию.
В 1964 году Солженицын переделал роман, надеясь напечатать его легально. В новой редакции роман состоял из 87 глав («Круг-87»); неприемлемые для цензуры места были изъяты или сглажены. В результате этого «облегчения» изменена была, помимо прочего, завязка, формирующая композиционный центр романа: желая хоть как-то увеличить шансы романа на публикацию, писатель изменил сюжет, заимствовав его из расхожего фильма конца 1940-х годов: его герой, врач, нашедший лекарство от рака, передавал его французским врачам и обвинялся за это в измене родине. В «облегчённом» варианте Иннокентий Володин звонил не в американское посольство, а этому врачу, желая предупредить его о грозящей опасности. Даже в изменённом виде роман напечатан не был, распространялся в самиздате.
В 1965 году вместе с другими произведениями был конфискован КГБ.
В 1968 году был опубликован на Западе. В том же году Солженицын восстановил первоначальную версию романа с небольшими изменениями.
В СССР «В круге первом» был опубликован только в 1990 году.

Другие реальные гении сталинских шарашек:

Яков Фишман, учёный-химик. В 1940 г. приговорён к 10 годам лагерей. В заключении работал по специальности в одной из шарашек при НКВД. Группа под его руководством разработала новую модель противогаза.В 1955 г. был полностью реабилитирован и восстановлен в партии.

Валентин Глушко, Инженер, основоположник советского жидкостного ракетного двигателестроения. Арестован в марте 1938 г. Сначала трудился в шарашке при Тушинском авиамоторном заводе, где разрабатывал газогенератор для двигателя быстроходной морской торпеды. В 1940 г. переведён в Казань, где при авиационном заводе была организована спецтюрьма ОКБ-16, или «шарага по ракетным двигателям». Под руководством Глушко инженеры занимались разработкой авиационных моторов, в том числе реактивных. Работы по созданию первого реактивного авиадвигателя (РД-1) были признаны успешными, и Берия предложил Сталину освободить 35 особо отличившихся специалистов ОКБ-16. В августе 1944 г. Глушко вышел на свободу.

Лев Термен. Инженер, изобретатель. Стал известен после изобретения электромузыкального инструмента терменвокса в 1920 г. Арестован в 1939 г., обвинялся в подготовке убийства Кирова. Около 8 лет проработал в «туполевской шараге» (Королёв был его ассистентом). Создавал подслушивающие системы и устройства – например, считывающие вибрации стекла в окнах прослушиваемых помещений. Одно такое устройство было вмонтировано в деревянное панно, подаренное послу США Авереллу Гарриману, – он повесил его в своём кабинете. «Жучок» обнаружили лишь спустя 7 лет, но принцип его действия долго оставался неразгаданным. Лев Термен был реабилитирован в 1947 г., но продолжал работать в закрытых КБ.

Сергей Королёв. Инженер-конструктор, основоположник практической космонавтики. Его звёздный час выпал на послесталинские годы, но маховик репрессий прошёлся по нему сполна. Королёв был арестован 27 июня 1938 г. по доносу. Осуждён на 10 лет. Провёл 8 месяцев на Колыме, был возвращён в Москву и направлен в «туполевскую шарагу». Под руководством Туполева участвовал в создании бомбардировщиков Пе-2 и Ту-2. Затем его перевели в ОКБ-16, где он работал над ракетными двигателями. В 1943 г. Королёв стал главным конструктором группы реактивных установок, а в 1946 г. – главным конструктором Особого конструкторского бюро № 1 (ОКБ-1), созданного для разработки баллистических ракет дальнего действия. Освобождён в 1944 г., полностью реабилитирован в 1957 г.

Дмитрий Григорович Авиаконструктор, специалист по гидросамолётам и истребителям.
Возглавил самое первое КБ закрытого типа, организованное в декабре 1929 г. в Бутырской тюрьме. Перед заключёнными поставили задачу – «отдать разум и силы на создание в кратчайший срок истребителя, который превосходил бы машины вероятных врагов». «В кратчайший срок» – означало «к весне». Группа создала истребитель И-5, первый прототип которого назвали ВТ-11 (ВТ – «внутренняя тюрьма»). Он поднялся в небо 29 апреля 1930 г., а в августе был запущен в серийное производство. И-5 стоял на вооружении ВВС около 9 лет. Конструкторов Д. Григоровича и Н. Поликарпова (его вклад не менее значим) после этой работы выпустили на волю.

Андрей Туполев. Авиаконструктор, академик АН СССР. Был арестован 21 октября 1937 г. Находясь в заключении, работал в закрытом ЦКБ-29, которое получило название «туполевская шарага». В годы войны в нём трудились 17 главных авиаконструкторов, а вместе с вольнонаёмными сотрудниками – 1,5 тыс. человек. В ЦКБ-29 разработаны самолёты Пе-2 и Пе-3, ДВБ-102 и легендарный фронтовой пикирующий бомбардировщик Ту-2. Приговорён к 15 годам, но с началом войны оссввообождён.

РЕПРЕССИИ УЧЕНЫХ (биографические материалы) : http://www.ihst.ru/projects/sohist/repress.htm

Эта публикация размещена как одна из многочисленных концепций и точек зрения, с которыми администрация сайта может не соглашаться. 

Обсуждение, вопросы, детали, подробности, мнения, критика на форуме: https://www.yudik.org/forum/index.php

  Реклама:
psycho.by NLP Love&Jealousy Тренинг «Любовь, измена, ревность».Групповая психотерапия.

Добавить комментарий