Люди-коллаборационисты – “дети советских народов”

(Опубликовано: Независимая газета, 20.02.1992. Печатается с исправлениями.)

Огромное число советских пленных в первые два года войны было следствием германского превосходства на поле боя. Но не только. Многие народы СССР, особенно жители недавно присоединенных Прибалтики, Бессарабии, Западной Украины и Западной Белоруссии, поначалу видели в немецких войсках своих освободителей.

Не проявляли особого желания сражаться за Сталина и за Советскую власть многие выходцы с Кавказа, из Средней Азии, из района Поволжья… Включенные в Красную Армию, армии бывших прибалтийских государств в своем большинстве с оружием в руках перешли на сторону немцев.

Боевики Организации украинских националистов с началом войны нападали на советские войска в Западной Украине, а члены антисоветских организаций в Прибалтике еще до подхода германских частей смогли даже занять некоторые города, в частности Каунас. Да и многие бойцы и командиры из числа русских, восточных украинцев и восточных белорусов были деморализованы многолетним сталинским террором и самой советской системой и не проявляли должной стойкости в бою, легко сдаваясь в плен.

Я уже писал о враждебности германского руководства самой идее русского освободительного движения, а это отражалось и на статусе частей, вошедших затем в РОА во главе с А. Власовым.

Несколько иной была ситуация в эстонских, латвийских и до некоторой степени литовских частях, поскольку немцы все же разрешили в странах Прибалтики ограниченное местное самоуправление. Правда, тут отношение к литовцам было несколько хуже:

в отличие от эстонцев и латышей они не считались арийским народом. Поэтому, в частности, литовская дивизия СС была сформирована позднее эстонской и латышской.

К осени 1944 национальные формирования играли в германской армии существенную роль. Уже давно сражались на фронте прибалтийские дивизии: эсэсовская 15-я (литовско-латышская, но с преобладанием латышей), 19-я (латышская) и 20-я (эстонская). Из украинцев сформировали 14-ю дивизию СС, летом 1944 г. попавшую в котел под Бродами, вырвавшуюся из окружения и после переформирования вновь введенную в бой на южном участке Восточного фронта в самом конце войны. В Италии с 1943 г. сражалась 162-я пехотная дивизия, сформированная из тюркского населения Кавказа и Средней Азии. В Югославии в составе 1-й и 2-й кавалерийской дивизий, сформированных из казаков Дона, Кубани и Терека и народов Северного Кавказа, действовал 15-й кавалерийский корпус во главе с немецким генералом фон Панвицем.

Тогда же формировалась 29-я дивизия СС РОНА (Русская освободительная народная армия) во главе с Брониславом Каминским. Каминский, бывший заключенный (неизвестно – уголовный или политический), жил в городе Локоть Брянской области, где работал инженеров на химзаводе. С приходом немцев он с 1942 г. возглавил администрацию “самоуправляющегося района Локоть” и ополчение, предназначенное для борьбы с партизанами. Потом из ополченцев сформировали бригаду СС, после ухода немцев из Локоти переброшенную против партизан Белоруссии, а в 1944 году – против варшавских повстанцев.

Во время подавления Варшавского восстания бойцы Каминского беззастенчиво грабили население. Немцы приняли решение – Каминского арестовать. Тот бежал в Карпаты, в район Тарнополя, пытаясь присоединиться к отрядам антикоммунистической Украинской повстанческой армии (УПА), но в ноябре был убит агентами немецкой службы безопасности (СД). После этих событий формирующаяся 29-я дивизия СС была включена в 1-ю дивизию РОА. 30-я дивизия СС, формировавшаяся из бригады СС подполковника Зиглига, куда входили части белорусской самообороны (в основном – бывшие пленные русской национальности), была в дальнейшем влита в 1-ю и 2-ю дивизии РОА. В самом конце войны в Германии была вторично сформирована 30-я дивизия СС как национальная белорусская дивизия из ушедших с немцами белорусских коллаборационистов. В апреле 1945 года эта дивизия была брошена на итальянский фронт, но участия в боях так и не приняла.

Для большинства нерусских народов СССР сотрудничество с Германией было попыткой противостоять советской политике разрушения национальных культур и русификации. Трагическую дилемму национальных движений во второй мировой войне хорошо выразил президент Белорусской народной рады Захарка: “Нет у нас выбора “либо-либо”. Если выиграют немцы, то уничтожат нас всех, если выиграют Советы, то уничтожат интеллигенцию и ассимилируют народ… Третьего выхода нет”.

Интересна в этой связи история взаимоотношений немцев с национальным движением на Украине. В начале войны фракция Организации украинских националистов во главе со Степаном Бандерой организовала свое правительство во Львове, которое, однако, через несколько дней было арестовано немецкими войсками, а сам Бандера был отправлен в так называемый “политический бункер” Заксенхаузена, где содержались в заключении политики, с которыми Германия рассчитывала договориться.

Другая фракция ОУН во главе с Андреем Мельником, безоговорочно вступившая на сторону немцев, популярностью среди украинцев не пользовалась. Бандеровцы же создали Украинскую повстанческую армию, которая действовала как против немцев, так и против советских партизан, однако предпочитала беречь силы до того момента, когда неудачи вынудят немцев к политическому соглашению с ОУН или когда появится возможность наступления на Украину сил западных союзников.

В октября 1944 г., когда Украина уже была потеряна немцами, Бандеру освободили, и, хотя соглашения достичь не удалось, Германия стала вооружать отряды УПА и переправлять в советский тыл их руководителей для борьбы против Красной Армии.

Теперь и лозунг самоопределения Украины Гитлеру был не так страшен, и тогда же был сформирован Украинский освободительный комитет, во главе которого немцы поставили политически нейтральную фигуру – генерала Павла Шандрука, последнего начальника штаба армии Петлюры, а потом – офицера польской армии. Он устроил и мельниковцев, и бандеровцев, в состав комитета, правда, не вошедших, и даже группу социалистов – последователей Петлюры во главе с бывшим премьером Украинской Народной Республики Константином Левицким. Шандрука сделали главнокомандующим Армии освобождения Украины и номинально подчинили ему 14-ю дивизию СС “Галиция”, ставшую также 1-й украинской. Немцы и лидеры комитета рассматривали возможности создания и 2-й украинской дивизии, в отличие от первой – из выходцев с Восточной Украины, но она так и не была сформирована. Власов предлагал Шандруку объединиться с РОА, но последний отверг этот проект, равно как и идею формирования специальной восточноукраинской дивизии в составе Русской освободительной армии.

28 марта 1945 года на последнем заседании КОНР было принято решение сосредоточить власовскую армию, согласившийся войти в ее состав 15-й казачий корпус и казачье ополчение – “казачий стан” атамана Т. И. Доманова, бывшего майора Красной Армии, размещавшийся в Северной Италии, а также другие национальные формирования в район Австрийских и Итальянских Альп, чтобы в дальнейшем либо договориться о сдаче западным союзникам с возможным использованием их в качестве отдельной армии в борьбе против СССР или Японии, либо уйти в горы, соединиться с сербскими четниками Михайловича и вести партизанскую борьбу в ожидании скорого, как надеялись члены КОНР, вооруженного конфликта между СССР и западными державами.

Но 13 апреля немецкое командование бросило 1-ю дивизию РОА под руководством С. К. Буняченко в атаку на советский плацдарм “Эрленгоф” на западном берегу Одера, в районе Франкфурта. Вначале власовцы продвинулись на 500 метров, захватив несколько советских укреплений, но затем под фланговым огнем вынуждены были остановиться. Не помогла и массированная воздушная атака немецкой авиации и ВВС РОА во главе с генералом В. И. Мальцевым, бывшим полковником Красной Армии. Видя, что атака не удалась, Буняченко отвел дивизию с фронта, с чем вынуждены были смириться и немцы: в последние дни существования Третьего рейха вермахт не хотел увеличивать число своих противников.

К тому времени Власов и его штаб решили, что в Австрию, в район пресловутой “альпийской крепости”, идти опасно, поскольку там могло оказаться много частей СС, верных Гитлеру. Поэтому Буняченко было приказано идти в Богемию. Туда же направлялась 2-я дивизия РОА под командованием бывшего полковника Красной Армии Г. А. Зверева, входившая в группу армий “Австрия”, а также 599-я бригада из Дании (эта власовская часть вступить в Чехословакию не успела). В конце апреля-начале мая власовцы заключили соглашение с чешской военной организацией “Бартош” и группой “Алекес”, близкими к чехословацкому эмигрантскому правительству и готовившими антинемецкое восстание в Праге. В обмен на военную помощь восставшим Власов и его армия рассчитывали на политическое убежище в Чехословакии, не зная, что по соглашению между советским и американским командованием Прага должна быть занята Красной Армией. Дивизия Буняченко б и 7 мая атаковала немецкий гарнизон в Праге, заняла аэродром и ряд других важных объектов, оказав существенную помощь восставшим. Однако 7 мая в Праге появились группы связи Красной Армии.

Стало ясно, что в город войдут советские войска. Немецкий офицер связи у Власова майор Швеннин-гер передает характерный разговор между Буняченко и советским майором Костенко. Офицер Красной Армии передал командиру 1-й дивизии РОА пожелание Сталина, чтобы он “со всей своей дивизией вернулся в объятия Родины”. Буняченко “передал Сталину ответное пожелание, не поддающееся переводу на немецкий”. 8 мая 1-я дивизия покинула Прагу и теперь уже вновь вместе с немецкими частями двинулась в район Пльзеня навстречу американцам. Ей вместе с Власовым удалось войти в американскую оккупационную зону в Чехии, но здесь Власов, Буняченко и ряд других высших офицеров РОА были выданы американцами Красной Армии.

Позднее было репатриировано и большинство солдат и офицеров дивизии, 2-я дивизия РОА была пленена советскими войсками еще до перехода линий американской армии. Военно-воздушные силы РОА во главе с В. И. Мальцевым сумели сдаться американцам. Сам Мальцев и ряд офицеров его штаба в 1946 году были возвращены в СССР, но большая часть личного состава избежала выдачи, равно как и часть солдат и офицеров дивизии Буняченко и штаба Власова.

Уцелели и три из четырех командиров полков этой дивизии (Сахаров, Архипов, Артемьев). Всего из 50 тыс. власовцев избегли выдачи не менее 10 тыс. человек. По Ялтинским соглашениям в СССР были возвращены и сдавшиеся в плен западным союзникам казаки Панвица и Доманова и солдаты 162-й дивизии.

Прибалтийские дивизии СС сдались Красной Армии в Курляндии в рамках общей капитуляции. Больше повезло 14-й украинской дивизии СС под командованием Шандрука, сдавшейся англичанам в Австрии. 10 тысяч ее бойцов не были признаны советскими гражданами, поскольку до начала войны жили в Польше, хотя, по данным, приводимым Н. Толстым, от 20 до 50% ее солдат в действительности были жителями Восточной Украины и имели бесспорное советское гражданство.

Не помогло и специально заявленное Сталиным на Потсдамской конференции требование о репатриации украинских эсэсовцев. Впрочем, в сумятице первых послевоенных месяцев союзники передали СССР и ряд белоэмигрантов, на которых формально требование о репатриации не распространялось. Так, был передан офицерский состав казачьего корпуса, состоявший в основном из эмигрантов. Здесь же оказались своего рода “идейные вдохновители” корпуса, бывшие белые генералы П. Н. Краснов и А. Г. Шкуро, хотя они не только никогда не были гражданами СССР, но даже не занимали в корпусе каких-либо командных постов и не могли совершить никаких военных преступлений, поскольку в боях не участвовали. Запад все еще надеялся продолжить сотрудничество с могущественным советским диктатором…

Власов и все его генералы, а также Шкуро, Краснов, Доманов, равно как и многие из плененных рядовых коллаборационистов, были казнены. Тысячи других ждали сталинские лагеря…

Нельзя сказать, что феномен советского коллаборационизма был уникален во второй мировой войне. Но если не по доле населения, то по абсолютной численности коллаборационистов, служивших в немецкой армии. Советский Союз занимает печальное первое место.

С началом войны в плен попали миллионы красноармейцев. К 1 декабря 1941 г. их оказалось уже 3806 тыс. В 1942 г. добавилось еще 1653 тыс., в 1943 – 565 тыс., в 1944 – 147 тыс. Даже за четыре месяца победного 1945 в плен успело попасть 34 тыс. советских военнослужащих. Примерно из 6,2 млн. советских пленных около 100, а может быть и 200 тыс., смогли бежать, около 4,2 млн. погибли в плену, а примерно 1,8 млн. были освобождены советскими войсками (из них только половина к моменту освобождения сохраняла статус дленных, остальные же еще ранее были освобождены самими немцами и служили в коллаборационистских формированиях). Цифры страшные.

Причина трагедии – в человеконенавистнической политике Гитлера, для которого территории на Востоке были прежде всего “жизненным пространством” для германской колонизации. Немецкое руководство рассчитывало на блицкриг и о пленных не заботилось – более 2,5 млн. из них не пережили зимы 1941/1942 г. Невольную поддержку ему оказало советское правительство, хотя и заявившее с началом войны о своей готовности соблюдать основные условия Женевской конвенции об обращении с военнопленными, но фактически отвергнувшее два ее важнейших пункта: о предоставлении Международному Красному Кресту списков попавших в плен солдат противника и о разрешении посылок с родины для военнослужащих. В результате германское командование оставило пленных без продовольствия и в необорудованных лагерях на произвол судьбы.

Много было e перебежчиков. За первый год войны, правда, когда их число было особенно велико, данных нет, но известно, что позже, во второй половине 1942 года, на сторону немцев перебежали 61 тыс. красноармейцев. В 1943 году число перебежчиков уменьшилось до 24 тыс., а за первые три месяца 1944 г. их оказалось всего 2,2 тыс. За последний год войны их оказалось еще меньше (точных данных нет), однако даже в марте 1945 г. на Одере, когда в поражении Гитлера не сомневался уже никто, через немецкие линии все же перебежали 18 советских военнослужащих.

Сотрудничество с Германией первоначально не отвергали и многие попавшие в плен представители советского генералитета. Так, по немецким данным, в декабре 1941 г. готовность на определенных условиях вместе с германской армией бороться против Сталина и большевиков высказывали такие генералы, как М. И. Потапов и П. Г. Понеделин… 12 декабря герой Вязьмы генерал-лейтенант М. Ф. Лукин, под чьим руководством окруженные советские войска почти на две недели задержали пехотные части группы “Центр” и тем, быть может, спасли Москву, передал от имени группы заключенных вместе с ним генералов предложение германской стороне создать русское контрправительство, которое доказало бы народу и армии, что можно бороться “против ненавистной большевистской системы”, не выступая против интересов своей родины. При этом Лукин говорил допрашивавшим его немецким офицерам: “Народ окажется перед лицом необычной ситуации: русские встали на сторону так называемого врага, значит, перейти к ним – не измена Родине, а только отход от системы… Даже видные советские деятели наверняка задумаются над этим, возможно, даже те, кто еще может что-то сделать. Ведь не все руководители – заклятые приверженцы коммунизма”.

Михаил Федорович Лукин скончался в 1970 г. признанным героем войны. Лишь 14 лет спустя в книге Иоахима Хоффмана “История власовской армии” были опубликованы выдержки из протоколов его допросов. Попади эти протоколы в руки сталинских следователей, не миновать генералу расстрела. Ведь был же расстрелян после войны генерал Понеделин, и только на основании весьма путаных доносов о будто бы высказанной им готовности к сотрудничеству с врагом. Да и позднее, во времена Хрущева или Брежнева, оглашение протоколов наверняка лишило бы Лукина генеральского звания, а имя его вычеркнули бы из истории Великой Отечественной…

* * *

Первый этап поощряемого немцами коллаборационизма в России наступил с первых недель войны. Сотни тысяч военнопленных, чтобы спастись из лагеря, и мирных жителей, чтобы не умереть с голоду, поступили в германскую армию в качестве “Хи-Ви” – “добровольных помощников (Hilfswillige). Они использовались в тыловых службах и формально не имели права на ношение оружия, хотя и считались солдатами германской армии. Вскоре многих “Хи-Ви” стали использовать для караульных и охранных функций и вооружать легким стрелковым оружием. К концу 1941 г. “Хи-Ви” было уже около 200 тыс. человек: русских, украинцев, белорусов, латышей, татар… Точное число “Хи-Ви” в разные периоды определить практически невозможно. По некоторым оценкам, весной 1943 г. их было более 1 млн. По признанию ряда германских генералов и офицеров, без содействия “добровольных помощников” немецким войскам в России было бы невозможно разрешить сложные проблемы транспорта и снабжения.

С того момента как война на Востоке приняла затяжной характер, германское командование стало взыскивать возможности формирования боевых частей из коллаборационистов, первоначально более с Пропагандистскими, чем с собственно военными целями. При формировании русских частей важную роль сыграл взятый в плен командующий 2-й ударной армией и заместитель командующего Волховским фронтом генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов. Родившийся в 1901 г. в крестьянской семье, Власов сделал блестящую карьеру. В начале войны командовал 4-м механизированным корпусом на Юго-Западном фронте, потом – 37-й армией в Киевском сражении. В Московской битве Власов успешно руководил 20-й армией. Позднее возглавил 2-ю ударную, не по его вине попавшую в окружение. Пытался пробраться к линии фронта с группой бойцов, но 11 июля 1942 г. был взят в плен немецким патрулем. В своих обращениях к красноармейцам позднее Власов не раз утверждал, что сознательно встал на борьбу с большевиками за “новую Россию”. Однако, по его собственному признанию, он решил вопрос о неприемлемости для себя советской системы, только оказавшись в окружении в волховских болотах.

К осени 1942 г. Власов был наиболее крупным и популярным в армии советским военачальником, согласившимся безоговорочно сотрудничать с Германией. Лукин, не добившись согласия германских руководителей на создание русской независимой армии и правительства и убедившись в гибели миллионов пленных в лагерях из-за бесчеловечности немцев, охладел к такому сотрудничеству. К тому же он просил немцев до поры не оглашать его предложений о русско-германском сотрудничестве, поскольку опасался за семью, оставшуюся на неоккупированной территории. Поэтому выбор пал на Власова, чье имя обещало наибольший пропагандистский эффект.

* * *

В Смоленске 27 декабря 1942 г. было обнародовано обращение Русского комитета к бойцам и командирам Красной Армии, подписанное его председателем генерал-лейтенантом А. А. Власовым и секретарем, генерал-майором В. Ф. Малышкиным, бывшим начальником штаба 19-й армии. В этом обращении большевизм объявлялся “врагом русского народа” и главным виновником войны. Здесь же утверждалось: “История нашей родины не знает таких поражений, какие были уделом Красной Армии в этой войне. Несмотря на самоотверженность бойцов и командиров, несмотря на храбрость и жертвенность русского народа, проигрывалось сражение за сражением. Виной этому – гнилость всей большевистской системы, бездарность Сталина и его главного штаба”. Досталось и “союзникам Сталина” – английским и американским “капиталистам”, которые будто бы предали русский народ”, тогда как “Германия ведет войнy не против русского народа и его Родины, а лишь против большевизма”. Русский комитет призывал русский народ бороться за “новую Россию” – “без большевиков и капиталистов”. В этой “новой России” должен был быть ликвидирован принудительный труд и обеспечено для рабочих “действительное” право на труд, равно как и действительные свободы совести, слова, собраний… Власов и Малышкин призывали к уничтожению “режима террора и насилия”. В специальном пункте обращения предусматривались и обеспечение социальной справедливости и защита трудящихся от всякой эксплуатации”. Колхозы предполагалось ликвидировать и передать землю в частную собственность крестьянам. Кроме того, обещали освободить всех политических заключенных. Программа на первый взгляд привлекательная.

Но в том же обращении Русский комитет объявлял врагами народа не только “Сталина и его клику”, но и “всех, кто идет добровольно на службу в карательные органы большевизма – особые отделы, НКВД, заградотряды”, и даже “тех, кто уничтожает ценности, принадлежащие русскому народу”. Врагов народа следовало беспощадно уничтожать. Нетрудно заметить, что в эту категорию зачислены миллионы и миллионы людей, в том числе даже простые красноармейцы, при отступлении по приказу командования уничтожавшие мосты, дороги и здания. Приди Власов и его сторонники к власти в результате германской победы, они устроили бы террор, который мог затмить красный террор в России в 1917-1920 гг., когда, по некоторым данным, погибло около 2 млн. человек. И при ближайшем рассмотрении программа построения “новой России” оказывается скопированной с программных документов германских нацистов с их лозунгами борьбы против русского большевизма и западной плутократии. Кстати, и о национальном вопросе Русский комитет говорил весьма скупо, обещая лишь “гарантию национальной свободы” и упирая на особую роль русского народа. Что ж, члены Русского комитета, высокопоставленные советские военные в прошлом, выросшие в условиях тоталитарной системы, восприняли без особого труда другую тоталитарную идеологию – нацистскую, которая часто почти буквально совпадала с большевистской. Интересно, что в штабе Власова работал майор М. Ф. Зыков, который был сторонником Н. И. Бухарина, вместе с ним трудился в “Известиях”, был в лагере, перед войной освободился, а попав в плен, пытался реализовать “бухаринскую альтернативу” в рамках власовского движения. Он бесследно исчез летом 1944 г. В штабе Власова и в руководстве вермахта нисколько не сомневались, что его похитили и убили агенты гестапо, видевшие в Зуеве “еврея” (возможно, безосновательно) и “коммуниста” (что несомненно). Гестапо, в свою очередь, утверждало, что Зуева убили советские агенты.

* * *

В 1942-1943 гг. отдельные охранные или боевые пехотные батальоны, сформированные вермахтом из пленных русской национальности, были формально включены в возглавляемую Власовым Русскую освободительную армию (РОА). Иногда в ходе боевых действий их объединяли в полки. Одним из таких полков, например, во время высадки союзников в Нормандии, командовал бывший полковник Красной Армии С. К. Буняченко, в дальнейшем – командир 1-й дивизии РОА (за бои в Нормандии он был награжден немцами). В конце 1942 года по приказу Гитлера многие военные формирования из русских, украинцев, белорусов, представителей мусульманских народностей и других выходцев из СССР были переведены с Востока на Запад, а позднее – в Италию (русские “Хи-Ви” были даже в армии Роммеля в Северной Африке). Это наряду с отказом от формирования каких-либо русских политических органов и русской армии, равно как и других национальных органов, вызвало упадок боевого духа и рост дезертирства к партизанам.

Власов на практике никак не контролировал использование частей формально возглавлявшейся им РОА. В тех случаях, когда отдельные русские батальоны оказывались на фронте, они сражались упорно. Здесь, однако, мы сталкиваемся скорее с мужеством обреченных, чем с героизмом сознательных борцов со сталинской тиранией. В случае отступления власовцам грозили суровые германские репрессии, советский же плен грозил им скорой и часто мучительной смертью. Вспоминаю рассказ моего дальнего белорусского родственника, в июле 1944 г. сержантом освобождавшего Брест. Вскоре после отступления немцев Брестскую крепость посетили два советских полковника, осматривавших ее укрепления. В подземельях крепости укрывался взвод власовцев, который уничтожил обоих. Исчезнувших полковников стали искать, солдаты обнаружили власовцев и с помощью дымовых шашек заставили их сдаться. Командир части сказал пленным: “Я могу ваше дело в трибунал передать, и всем выйдет расстрел. Но я обращаюсь к своим солдатам. Как они решат, так с вами и будет”. И солдаты тотчас подняли власовцев на штыки, не вняв призыву одного из них выслушать, почему они стали служить немцам.

* * *

Высшие офицеры германской армии уже с 1942 г. сознавали, что создание РОА и какого-то альтернативного Сталину русского правительства, а также ряда других национальных армий и правительств, может стать единственным средством достижения победы на Востоке. Однако вплоть до начала 1944 г. их предложения на этот счет отвергались Гитлером и Гиммлером, которые рассматривали “восточные территории” лишь как германские колонии. Но с новыми поражениями на Востоке и на Западе даже нацистские лидеры пошли здесь на уступки. Еще в 1943 г. было создано командование восточных войск, объединившее все коллаборационистские формирования. 16 апреля того же года начальник штаба группы армий “Север” генерал Кинцель, критикуя уставы, предназначенные для этих формирований, писал командующему восточных войск генералу Гельмиху, что в них обходится главный вопрос: “что будет с их, бойцов восточных войск, родиной после войны”, поскольку совершенно неверно думать, что они “сражаются на стороне Германии из благодарности за освобождение от большевизма”. “Для бойцов восточных войск на самом деле вопрос стоит так: перейдем ли мы из большевистского рабства в рабство германское или мы боремся за свободу и независимость своей Родины?” Для того, чтобы такого рода предположение получило хотя бы формальное одобрение, потребовался разгром немецких войск во Франции и Белоруссии летом 1944 г. 14 сентября Власов был принят Гиммлером. Командующему РОА было обещано сохранение России в границах на 1 сентября 1939 г. при условии широкой автономии для нерусских народов и казачьих областей. Гитлер и Гиммлер согласились на формирование 1-й дивизии РОА (600-й пехотной). В январе 1945 г. начала формироваться и 2-я дивизия РОА (650-я пехотная). Тогда, осенью 1944 г., Германия готовилась к контрнаступлению в Арденнах, рассчитывая нанести решающее поражение западным союзникам и принудить их к сепаратному миру. После этого рассчитывали бросить все силы на Восток и разгромить Красную Армию. Здесь-то и должны были сыграть свою роль дивизии РОА.

14 ноября 1944 г. в Праге был образован Комитет освобождения народов России (КОНР) во главе с Власовым. Он объединил Русский комитет и другие национальные комитеты и военные формирования, созданные под покровительством Германии (кроме прибалтийских). КОНР принял манифест, в основном повторивший обращение Русского комитета от 27 декабря 1942 года. Показательно, что в манифесте ничего не говорилось о борьбе против “английских и американских капиталистов”, а помощь Германии приветствовалась уже “на условиях, не затрагивающих чести и независимости нашей родины”. При этом подчеркивалось, что в данный момент помощь Германии – это единственная возможность вести вооруженную борьбу против “сталинской клики”. В манифесте указывалось и на желание КОНР поддерживать после войны дружественные отношения со всеми странами. КОНР заявлял также, что теперь, с выходом Красной Армии в Восточную и Центральную Европу и на Балканы, война приобрела со стороны СССР отчетливо захватнический характер. Создается впечатление, что манифест КОНР был обращен не столько к Красной Армии и населению СССР, сколько к западным союзникам, покровительства которых пытались добиться комитетчики, ввиду ставшего несомненным близкого поражения Германии.

Добавить комментарий