Дон Николас – под таким именем был известен в 1936-37 гг. в Испании 33-х летний советский капитан 1-го ранга.

yudik-org_st_don-nikolas“Ошибки первых дней войны лежат отнюдь не на совести людей, переживших войну и сохранивших в душе священную память о тех, кто не вернулся домой. Эти ошибки в значительной степени на нашей совести, на совести руководителей всех степеней. И чтобы они не повторились, их не следует замалчивать, не перекладывать на души умерших, а мужественно, честно признаться в них. Ибо повторение прошлых ошибок – уже преступление… Из-за того, что не было чёткой организации в центре, многие вопросы оставались неразрешёнными и на местах”. И вот ещё: “Долго расплачивались мы за организационную неподготовленность в первый год войны. Почему же всё так произошло? Мне думается, потому, что не было чёткой регламентации прав и обязанностей среди высоких военачальников и высших должностных лиц страны. А между тем именно они должны были знать своё место и границы ответственности за судьбы государства. Ведь в ту пору мы были уже уверены, что в предстоящей войне боевые операции начнутся с первых же её часов и даже минут”.

Вспоминая свою жизнь, опальный адмирал писал: “Я никогда не страдал большим честолюбием и не стремился забираться на вершины служебной лестницы, но, признаться, мечтал стать командиром корабля – большого или малого – и, стоя на мостике, управлять им. Но судьбе было угодно в силу ряда причин то поднимать меня высоко, то кидать вниз и принуждать начинать службу сначала.
Доказательством этого является буквально уникальное изменение в моих званиях. За все годы службы я был дважды контр-адмиралом, трижды – вице-адмиралом, носил четыре звезды на погонах адмирала флота и дважды имел высшее воинское звание на флоте – Адмирала Флота Советского Союза”. А еще в его жизни был неправый суд, восстановление в должности, несправедливая отставка и опала. Но все же это, наверное, не главное. Главным в его жизни была служба на флоте.

В 29 лет Николай Герасимович Кузнецов стал командиром крейсера “Червона Украина” на Черном море, его мечта сбылась. В 31 – вывел “свой” крейсер на первое место в Морских Силах СССР и стал самым молодым капитаном 1-го ранга всех морей мира. За первое место по всем видам боевой подготовки крейсера “Червона Украина”в подводных и надводных морских сил РККА в декабре 1935 г.  Н.Г. Кузнецов был награжден орденом Красной Звезды.
А через год последовал неожиданный приказ сдать командование крейсером и убыть в Москву. Здесь молодой капитан 1 ранга получил новое назначение, его ждала должность военно-морского атташе и главного военно-морского советника в сражающейся Испании. Республиканскому флоту приходилось конвоировать транспорты, оберегать их от нападения кораблей противника, выходить в рейды. И на кораблях, и на подводных лодках сражалось немало советских моряков-добровольцев. Он не раз говорил, как много дала ему Испания. Одно дело учебные аудитории военно-морского училища и академии, учебные тревоги и мирные походы. Другое – война. Эскадра флота республики постоянно находилась в море. Моряки проявляли настоящее мужество, но об этом не писали в газетах. Молчало радио, и совсем немногие знали, что всей сложной и важной работой, от которой в значительной степени зависел исход борьбы,негласно руководил Кузнецов. И еще в одном Испания помогла ему. Вал репрессий, прокатившийся по стране в 1937 году, прошел мимо. Его деятельность по оказанию помощи испанскому флоту была высоко оценена советским правительством: в 1937 г. он был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

По возвращении домой его уже ждала должность сначала заместителя, а чуть позже – командующего Тихоокеанским флотом. В 1939 году, начались боевые действия у озера Хасан. Во Владивостоке прошли первые тренировки по приведению целого флота в повышенную боевую готовность. Флот – сотни кораблей и судов, береговые подразделения, авиация. Вся эта махина с трудом перестраивалась для действий в военное время, выбирала топливо, боеприпасы. Вместо разных команд различным подразделениям нужен был единый короткий сигнал по флоту, получив который каждый командир знал, что он должен делать. В самый разгар боев кораблям и частям пошли первые директивы по оперативной готовности. Начатую работу пришлось завершать уже в Москве, когда адмирал Кузнецов занял пост наркома Военно-Морского Флота СССР. Было наркому тридцать пять лет: он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности.

Начался 1941 год, и на Севере и Балтике немецкие самолеты-разведчики нарушали госграницу, совершая облёты советских баз ВМФ. В марте немецких разведчиков обстреляли над Лиепаей, Либавой и Полярным. За бдительность при охране границы нарком ВМФ Кузнецов получил… выговор.

К середине июня 1941 года взаимоотношения с Германией все более обострялись. Оценив сложившуюся обстановку, Н.Г. Кузнецов принял решение своим приказом повысить боевую готовность флотов. Нарком ВМФ Кузнецов, рискуя даже не карьерой, а головой, в эти дни своим приказом перевел все флота на боевую готовность № 2, приказал базам и соединениям рассредоточить силы и усилить наблюдение за водой и воздухом, запретить увольнение личного состава из частей и с кораблей. Корабли приняли необходимые запасы, привели в порядок материальную часть, стояли в готовности к бою и походу.

19 июня 1941 года Балтийский и Северный флоты были переведены в оперативную готовность № 2. 20 июня Черноморский флот завершил учение и вернулся из района Одессы в Севастополь. Флоту был дан приказ оставаться в оперативной готовности № 2. Сводками Главного морского штаба нарком обороны и начальник Генерального штаба были поставлены в известность о переводе сил флотов с 19 июня 1941 года в оперативную готовность № 2. Против проводимых в Военно-Морском Флоте мероприятий по повышению боевой готовности возражений не было, но не было и их одобрения. До последнего момента наркомом обороны не была направлена директива командующим войсками военных округов на повышение готовности, что сыграло свою роковую роль на начальном этапе Великой Отечественной войны.

В 23.00 21 июня нарком ВМФ Кузнецов объявил Флотам оперативную готовность № 1. И в полночь военно-морские силы были готовы к отражению агрессии. Военно-Морской Флот первым в 3 часа 15 минут встретил огнем атаки врага и не потерял ни одного корабля или самолета. Фактически моряки и флот были спасены от разгрома. А в пять часов утра под свою ответственность нарком ВМФ приказал передать флотам, что Германия начала нападение на наши базы и порты, которое следует отражать силой оружия. Тогда, в три часа ночи 22 июня, доложив в Кремль о налете на Севастополь, Кузнецов, не дожидаясь указаний сверху, приказал всем флотам: “Немедленно начать постановку минных заграждений по плану прикрытия”. Вышедшие в море тральщики прикрыли минным кольцом наши базы, поставили минные банки на путях германских конвоев. Флоты и флотилии начали действовать согласно предвоенным планам обороны. В тяжелейшим для страны августе 1941 года, по его предложению, морская авиация 10 раз бомбила Берлин!

В 1944 году, накануне Великой Победы, он единственный получил новое высшее воинское звание “Адмирал флота”, приравненное к званию Маршала Советского Союза. Из девяти крупнейших стратегических наступательных операций проведенных вооруженными силами СССР в годы Великой Отечественной войны – в шести из них принимали участие флоты и флотилии ВМФ. За годы войны они потопили свыше 1200 боевых кораблей и вспомогательных судов, 1300 транспортов, высадили свыше 110 оперативных и тактических десантов, в которых участвовали в общей сложности более 250 тысяч человек. Северный флот обеспечил охрану 77 союзных конвоев в составе 1464 океанских транспортов.

В январе 1947 года в результате разногласий со Сталиным по поводу программы дальнейшего развития ВМФ был снят с поста Главкома.

12 января 1948 года Кузнецов вместе с группой адмиралов (Л. М. Галлером, В. А. Алафузовым и Г. А. Степановым) был предан Суду чести Министерства Вооружённых Сил СССР под председательством Маршала Советского Союза Говорова. Обвинение состояло в том, что в 1942—1944 годах они без разрешения Правительства СССР передали Великобритании и США секретные чертежи и описания высотной парашютной торпеды, дистанционной гранаты, нескольких корабельных артиллерийских систем, схемы управления стрельбой, а также большое количество секретных морских карт. Суд чести признал их виновными и постановил ходатайствовать перед Советом Министров СССР о предании виновных суду Военной коллегии Верховного суда СССР. Военная коллегия Верховного суда СССР признала Кузнецова виновным в предъявленных ему обвинениях, но, учитывая его большие заслуги в прошлом, постановила не применять к нему уголовного наказания. Одновременно Военная коллегия постановила ходатайствовать перед Советом Министров о снижении Кузнецова в воинском звании до контр-адмирала.

1953—1955 годы у Кузнецова испортились отношения с министром обороны Г. К. Жуковым, с которым они не вполне ладили ещё во время войны. В декабре 1955 года его под предлогом виновности во взрыве на линкоре «Новороссийск» сняли с должности (хотя в это время он находился в отпуске по болезни), а 17 февраля 1956 года он понижен в звании до вице-адмирала и отправлен в отставку с унизительной формулировкой «без права работать во флоте».
Писал и публиковал воспоминания. Автор «официальной» книги «Курсом к победе» и мемуаров о войне, о репрессиях, о Сталине, которые были изданы лишь посмертно; в них он резко критикует партийное вмешательство в дела армии и утверждает: «государством должен править закон». В отличие от многих других «маршальских» воспоминаний, записки написаны Кузнецовым лично и отличаются хорошим стилем. В официальной истории войны его роль из-за опалы часто затушёвывалась. Лишь 26 июля 1988 года Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза. До этого 14 лет на его могиле не значилось никакого воинского звания.

Продолжение, обсуждение, вопросы, детали, подробности, мнения, критика на форуме: https://www.yudik.org/forum/index.php?topic=15816.0

Добавить комментарий