Мой дом там где свобода, свобода там где дом !

​​Манифест свободного человека.
1. Свобода для меня – не цель, а образ жизни.
2. То, что я думаю, согласуется с тем, что я говорю и что делаю. Я избегаю фальши и лицемерия.
3. Я поддерживаю проявление свободы в других и уважаю чужое мнение.
4. Я беру на себя ответственность за свои мысли, слова и поступки. Я не жду, что в моей жизни кто-то примет решение за меня, и не жалуюсь на обстоятельства.
5. Я помню о том, что могу ошибаться, как и любой человек. Я умею увидеть свои ошибки и признать их.
6. Мои взгляды могут измениться. Если сегодня я думаю иначе, чем вчера, я не буду держаться за прежние идеи ради иллюзии постоянства.
7. Я понимаю, что не могу знать всего. Я стремлюсь отличать то, что мне известно, от своих домыслов, догадок и желаний.
8. Я не принимаю на веру чье-то мнение лишь в силу авторитетности того, кто его высказал. Я стремлюсь получать информацию из разных источников, самостоятельно анализировать ее и проверять на опыте.
9. Страх – главное препятствие на пути к свободе. Я избавляюсь от страха – перед жизнью, перед другими людьми и перед собой, перед возможным осуждением. Мой первый шаг к преодолению страха – заметить и честно признать, если я чего-то боюсь.
10. Я осознаю и принимаю любые свои чувства и желания. Я не стыжусь и не виню себя за них. Когда я выражу свои чувства, буду ли я добиваться осуществления своих желаний и какие средства для этого выберу – зависит от меня.

То гром снарядов, то стук кастаньет
И только слабым, друг, тут места нет
«Viva la revolucion» — поёт гитара
Viva comandante Che Guevara

Замерло всё до рассвета, приказ никуда не лезть
Нас тут как будто бы нет, но в то же время мы здесь
В этом гнезде мы можем просидеть тупо весь день
Тупо без дела, тут еще ко всему мрачно везде
А по ночам мы гоним печаль, согревает лишь чай
Пока мы слушаем как эти джунгли молчат
Нас тут отчаянных, готовых рубить от плеча сто
Стой! Кто идёт? Отвечай!
Эй, вы чё? А, это свой, с посылками
С ложками, вилками, кружками, тарелками, бутылками
Нам отдает весь хлам ближайшая деревня.
Всё пригодится нам, ведь мы даже спим на деревьях!
Нынче все хотят свободы, правды. И я хочу,
Поэтому по самые гланды тут и торчу
От невест нет весточек,
Вместо них Эрнесто Че
И он, порой, суровей, чем сам Пиночет
Знаю зачем мы здесь провели столько дней и ночей
Ради момента, чтобы ударить врагу прямо в череп Читать далее

Сказкотерапия (#YudikCopyLeft д-ра Юдика № 17)

Акция «КОПИЛЕФТ ЮДИКА» статья № 16

Yudik_Copyleft 17

Сто слов о Божественной любви Святитель Николай Сербский (выдержки)

Тело не может ни любить, ни ненавидеть. Не может тело любить тело. Способность любить принадлежит душе. Когда душа любит тело – это не любовь, но желание, страсть. Когда душа любит душу не в Боге, то это либо восторг, либо жалость. Когда же душа в Боге любит душу, не взирая на внешность (красоту, уродство), это и есть любовь. Это – истинная любовь, дочь моя. А в любви – жизнь.

По твоей просьбе пишу сие, дочь моя, я, смиренный Каллистрат.

Поскольку все вещи во вселенной с их сущностями и действиями есть только символы духовных вещей, точно также и земная любовь. То, что люди на земле именуют любовью, на самом деле лишь слабый символ истинной небесной любви.nikolaj_serbskij
Все существа можно поделить на сотворенные и нетварные. Бог – несотворен, все остальное сотворено. И любовь – нетварна, нетварна и Читать далее

YUDIK-production прадставляе: кінапрэм’ера ў масавым пракаце па-беларуску

Упершыню ў Беларусі кінапрэм’ера ў масавым пракаце будзе па-беларуску.
Да 500-годдзя беларускага кнігадруку першая ў сучаснай Беларусі шырокая прэм’ера замежнага фільма ў беларускай агучцы.
Нідэрландзкі фільм «Шторм: палаючы ліст» 2017 году распавядае пра ратаванне 12-гадовым Штормам Вотанам рукапісу Марціна Лютэра і свайго ўласнага бацькі-кнігавыдаўца ад інквізыцыі. Бюджэт фільма склаў 6 млн еўра

Ролю бацькі хлопчыка выканаў Читать далее

Врач-нарколог Данилин А.Г. о погоне за смертью.

Cмерть на дне любого желания:  полное удовлетворение влечения – это в сущности своей и есть смерть.

Уильям Берроуз писал, что «героин является лучшей метафорой современной жизни». Я пытаюсь сказать, что героин является лучшей метафорой современной смерти.

Господин Н. – крупный бизнесмен 42-х лет, занимался нефтью. Н. буквально следующими словами рассказал мне о начале своего пьянства: «…И вот стою я на мостике моей собственной двухмоторной яхты в Карибском море. Трюм у меня полон девок такой красоты, что Вам и не снилось… Стою я и думаю… какого черта мне все это нужно? Разбиваю о мостик бутылку «Мадам Клико» и «розочкой» режу себе вены… Нет порезался не сильно… духа не хватило… Почему я пью… Да потому, что с тех пор никак не могу понять, зачем я живу на этом свете».

Пациент К., в недавнем прошлом один из крупнейших «теневых» продюсеров шоу-бизнеса, рассказывал следующее: «К 40 годам я достиг примерно того состояния, когда я мог позволить себе купить абсолютно все, чего я хотел. Вам этого никогда не понять. Когда ты все можешь, то начинаешь искать чего-то, что соответствовало бы твоему внутреннему миру, поскольку в этом мире, в реальности, ты попробовал уже все и больше тебя ничего не привлекает. Единственное, что остается, это наркотик. Я принимал и пробовал практически все, что вы можете себе представить, причем и героин и кокаин я принимал в таких дозах, что я даже не буду их называть, вы все равно не поверите, что человек может остаться жив после этого… Попробуйте мне назвать что угодно в этом мире, кроме наркотиков, что может мне дать хотя бы иллюзию того беспредела, который будет соответствовать моей душе». Читать далее

YUDIK-production представляет: Игорь Тальков

Память уже не жалит,
Мысли не бьют по рукам,
Я тебя провожаю
К другим берегам.
Ты — перелётная птица,
Счастье ищешь в пути,
Приходишь, чтобы проститься
И снова уйти.

Летний дождь,
Летний дождь
Начался сегодня рано.
Летний дождь,
Летний дождь
Моей души омоет рану.
Мы погрустим с ним вдвоём
У слепого окна.
Летний дождь,
Летний дождь
Шепчет мне легко и просто,
Что придёшь,
Ты придёшь,
Ты придёшь,
Но будет поздно.
Несвоевременность —
Вечная драма,
Где есть он и она. Читать далее

Жизнь и смерть Владимира Маяковского

 
Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще —
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет

сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б. Читать далее

Смерть (#YudikCopyLeft д-ра Юдика № 13)

СМЕРТЬ

Акция «КОПИЛЕФТ ЮДИКА» статья № 13

Yudik_Copyleft 17
Мы ненавидим смерть по двум причинам. Она пресекает жизнь раньше срока; и мы не знаем, что дальше — за ней.
Солидное большинство из разряда образованного человечества ныне ставит под сомнение существование жизни после жизни. Ясно, что единственно возможный научный подход — это позиция агностицизма: мы просто-напросто не знаем. Мы в Ситуации Пари.
Ситуация Пари — это ситуация, когда мы не можем быть уверены относительно Читать далее

Известный всему миру пациент Фрейда «Человек-волк» — одессит Сергей Панкеев

Судьба самого известного пациента Зигмунда Фрейда – одессита Сергея Панкеева – до сих пор вызывает споры среди ученых

Одесса может гордиться своей связью с Фрейдом. Бабушка Зигмунда — одесситка. В юности в Одессе жила мать будущего психоаналитика Амалия Натансон. Когда Амалии было 16 лет, она с родителями переехала в Вену, где повстречала Якоба Фрейда. Якобу было 40 лет, Амалии — 19, когда у них родился первенец Зигмунд. Будущее светило науки появился на свет в маленьком городке Фрейбурге.
«С юных лет я познал беспомощность бедности и постоянно боялся ее, — писал Фрейд. — Бедность и нищета, нищета и крайнее убожество. Это — Фрейбург, городок из пяти улиц, с двумя цирюльниками, десятком бакалейных лавок и одним похоронным бюро…»
— С местом рождения Зигмунду Фрейду не повезло, — считает руководитель Союза психологов и психотерапевтов Украины Борис Херсонский. — Родиться в Одессе в те времена считалось престижным. А вот выходцев из восточных областей Австро-Венгерской империи недолюбливали. Приходилось даже менять имена. Фрейд в 17 лет сменил польский вариант имени Сигизмунд на более аристократический немецкий — Зигмунд. Его же еврейское имя — Шломо вообще не предназначалось для публичного употребления.
Как-то раз мой друг художник Александр Ройтбурд в шутку предложил проект — создать в Одессе памятник Эдипову комплексу. Памятник должен был изображать маму Зигмунда Фрейда со своим знаменитым сыном (размером с младенца, но с внешностью старца) на руках. Почему бы и нет? Тем более, что Одесса — город, который в свое время сыграл большую роль в развитии психоанализа…
В одном из своих очерков Фрейд подчеркивал, что только Одесса в лице Моисея Вульфа (одного из лидеров мирового психоанализа) имеет подготовленного психоаналитика. У нескольких одесских психиатров установились личные контакты с Фрейдом, они сами приезжали в Вену и привозили больных. В Одессе жил и один знаменитый пациент Фрейда…
*Дом по улице Маразлиевской в Одессе, в котором проживала семья Панкеевых

Книга Фрейда «Из истории одного детского невроза», посвященная описанию болезни Сергея Панкеева, его воспоминаниям, фантазиям и сновидениям, стала настольной для психоаналитиков Читать далее

Великая честность психотерапевта, признавающего себе в собственном несовершенстве

Избранное

Акция «КОПИЛЕФТ ЮДИКА» 

Yudik_Copyleft 17В общественном представлении укрепляется мнение о том, что психолог не должен иметь собственных «проблем», а если они есть – он должен все их полностью решить и научиться жить в чем-то наподобие дзена или нирваны – без эмоций, без «трудных дней», без волнений, без боли, без напряжения. И самое печальное, что это не только мифы, распространенные среди далеких от психологии людей: очень часто в иллюзию собственного всесилия впадают сами психологи. Точнее, попав под очарование образа «специалиста, не имеющего собственных проблем», они начинают стремиться к идеалу сверх-мудрого и сверх-адаптивного человека-машины, столь же недостижимого, сколь и ненужного.
Лучше всего об этом сказал когда-то американский экзистенциальный психолог Ролло Мэй: «Я спрашивал себя: «Что должно быть у человека для того, чтобы стать хорошим психотерапевтом? Что такого должно быть у этой конкретной личности, что подскажет нам, что вот он тот самый человек, который действительно сможет помогать другим людям в этом сказочно-долгом пути психоаналитика? Мне было достаточно ясно, что это не приспособление или адаптированность — приспособление, о котором мы так наивно и столь невежественно говорили, будучи аспирантами. Я знал, что хорошо адаптированный человек, который вошёл и сел, чтобы проходить собеседование, не станет хорошим психотерапевтом. Адаптированность — это абсолютно то же самое, что и невроз, и в этом проблема этого человека». В нашем стремлении к «бесчувственному» идеалу есть не только нечто нарциссическое – это еще и попытка защититься при помощи рационального от всего, что может выбить нас из колеи, от всего, что пугает, тревожит, мучает. Но отказ соприкасаться с теми противоречиями, которые неизбежны при проживании своей жизни (а не просто существования в ней), нежелание признаваться в своих слабостях, снижают шансы психолога на исцеление и самосовершенствование.

Отметим, что даже «принудительно» внедряемая обязательная личная терапия для психологов здесь бессильна: многие коллеги, закрывая глаза на собственные симптомы, уверены, что Читать далее