Заказник Прилепский облепили большевистскими листовками

Заинтриговало массированное вывешивание в заказнике «Прилепском»  на деревьях прокламаций с призывом уважать память «партизан-героев».

partizanen

 

Очень понравилось сочетание православной символики с советской (орден ВОВ). Уж и не знаю, кто (после Петра 1) издевался над православными попами гнуснее, чем большевики ?

Квартал Зелёный бор, к которому прилегает Прилепский лесной массив (наибольшая площадь в минском районе) уже недавно испытал на себе энергичную волну пророссийской и антибеларуской пропаганды. о чем изложено тут: Про межнациональную рознь в Беларуси и в квартале «Зелёный бор»

Теперь агитаторы за «русский мир» перешли в конспиративный режим работы. Лично я не сорвал ни одной листовки, и, более того, с уважением отношусь к любым пассионарным проявлениям даже просоветски-настроенных персон. Пока их действия не нарушают Конституцию суверенной Беларуси. Свои впечатления от украшения лесных деревьев прокламациями излагаю «на месте событий»:

Впрочем, цели «лесных идеологов-пропагандистов» вполне просматриваются — Читать далее

Б.В.Соколов. Правда о Великой Отечественной войне

Памяти моего отчима, Олега Григорьевича Лемтюжникова,
солдата и офицера Великой Отечественной.

Правда о Великой Отечественной войне

Вторая мировая война стала величайшей катастрофой, какую когда-либо пришлось пережить человечеству. Составной частью второй мировой войны стала советско-германская война, которая в нашей стране названа Великой Отечественной. Советский Союз из всех стран-участниц понес наибольшие потери в людях и, соответственно. Красная Армия нанесла наибольшие людские потери вермахту, поэтому принято говорить о решающем вкладе СССР в победу над Германией. Подчеркнем, что подобное утверждение на самом деле справедливо только в терминах людских потерь. Один на один, без поддержки союзников по антигитлеровской коалиции, СССР с Германией, Сталину с Гитлером было бы не справиться. Англия и США не только поставляли в нашу страну критически важные виды сырья, материалы и технику, без которых не мог поддерживаться необходимый для нужд войны уровень советского производства, но и отвлекли на себя почти весь германский флот и подавляющую часть авиации, а в последний военный год, когда силы Красной Армии были уже во многом истощены, — до 40% сухопутных сил вермахта. Данные вопросы тщательно ретушировались и затемнялись в советской историографии. Об этом либо вовсе не говорили, либо повторяли традиционное утверждение о низкой доле англо-американских поставок по отношению к общему объему советского производства. Насчет потерь предпочитали помнить лишь их общую величину в 20 млн., без уточнения, какую их часть составляют потери Красной Армии и как они соотносятся с потерями вермахта. В последние месяцы существования коммунистического режима официальная цифра потерь была поднята до 27 млн., а затем, уже в годы торжества демократии, уменьшена до 26,6 млн., причем потери вооруженных сил власти стараются исчислять всего лишь в треть от этого числа и почти что приравнять к потерям вермахта и его союзников на Восточном фронте.{1} Вопрос же о том, что Советский Союз во второй мировой войне был не жертвой агрессии, но самым настоящим агрессором, определенно не формулировался ни в прежней советской, ни в нынешней российской историографии. Хотя факт советского нападения на Финляндию теперь общепризнан, но ему нашли оправдание в необходимости обеспечения безопасности СССР в преддверии будущего столкновения с Германией, а также в неуступчивости финской стороны, на которую пытаются возложить часть ответственности за военный конфликт. Между тем советская агрессия против Финляндии принципиально ничем не отличалась от германской против Польши, а мирная аннексия Прибалтики, Бессарабии и Буковины — от германской столь же мирной аннексии Австрии и Чехии. Сталин и Гитлер были диктаторами, возглавлявшими тоталитарные государства и стремившимися к гегемонии в Европе. На пути к этой гегемонии военное столкновение между СССР и Германией было неизбежно и лишь от воли случая зависело, кто же начнет первым. После публикации книг Виктора Суворова и бурной полемики вокруг них любому непредвзятому наблюдателю стало очевидно, что советское нападение на Германию готовилось практически одновременно с операцией «Барбаросса» и абсолютно независимо от нее. Если бы Балканская кампания вермахта по каким-либо причинам затянулась, Сталин успел бы ударить первым, что, впрочем, не повлияло бы принципиальным образом ни на ход, ни на исход второй мировой войны. Читать далее