Сто слов о Божественной любви Святитель Николай Сербский (выдержки)

Тело не может ни любить, ни ненавидеть. Не может тело любить тело. Способность любить принадлежит душе. Когда душа любит тело – это не любовь, но желание, страсть. Когда душа любит душу не в Боге, то это либо восторг, либо жалость. Когда же душа в Боге любит душу, не взирая на внешность (красоту, уродство), это и есть любовь. Это – истинная любовь, дочь моя. А в любви – жизнь.

По твоей просьбе пишу сие, дочь моя, я, смиренный Каллистрат.

Поскольку все вещи во вселенной с их сущностями и действиями есть только символы духовных вещей, точно также и земная любовь. То, что люди на земле именуют любовью, на самом деле лишь слабый символ истинной небесной любви.nikolaj_serbskij
Все существа можно поделить на сотворенные и нетварные. Бог – несотворен, все остальное сотворено. И любовь – нетварна, нетварна и вечна. Ибо любовь не есть Божественное свойство, но имя Божие – одно из имен Божиих и сущность Божественного бытия. Потому и сказано: «Бог есть любовь» (1Ин.4:8).

Сказано еще, что Бог – Истина и Слово. Чудно это славянское слово Истина, которое совершенно точно определяет Того, Который всегда есть. «Я Тот, Который Есмь», короче, Я всегда тот же, неизменен, Сый (Тот, Который есть) в старославянском, «О ОН» в греческом. А Слово или Логос – образ Бога невидимого. И поскольку Истина и Слово вечно в Боге и являются Богом, также точно и Любовь. И как само Слово говорит о Себе: «Я есть альфа и омега, начало и конец» (Откр.1:8), так и Любовь может сказать о Себе: «Я есть альфа и омега».

Как любовь Бог открылся роду человеческому в откровении о единстве Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа – Единого Бога и через воплощение Бога Слова. В Ветхом Завете, а это Завет Закона, Бог как Святая Троица еще только предугадывается; также точно и Любовь еще неприметно и как бы мимоходом поставлена среди многих других заповедей Закона (Втор. 6:5; Лев. 19:18). Мир еще не созрел для принятия учения о Святой Троице, следовательно, и о Любви. А эти два понятия – нераздельны. Заповедь о любви, последняя среди заповедей Ветхого Завета, стала первой в Новом Завете.

Особенность любви, дочь моя, состоит в том, что любящий желает раствориться в возлюбленном. Так горяча любовь Отца к Сыну, что Он хотел бы раствориться и истощить Себя в Сыне. И наоборот. Такова же и любовь Духа Святого к Отцу и Сыну. Но непостижимым образом Каждый остается тем, что Он есть. Потому и говорится о Святой Троице: «нераздельна – неслитна». Нераздельна, ибо едина по сущности и в любви; неслитна, ибо по ипостасям лична. Триединый пламень естества, жизни и любви. От этого величественного огня божественной любви зажигаем и мы наши малые сырые свечки земной любви, которые дымят, чадят и легко гаснут. А что три Лица не сливаются и не разделяются, то это – действие любви всякого Лица по отношению к двум другим. Ибо всякий из них по любви стремится, чтобы возвеличились и прославились остальные два Лица Святой Троицы. Это видно из слов Сына Божиего: «Отец Мой более Меня есть» (Ин.14:28).

Любовь в одном лице – не любовь, а самолюбие и себялюбие. Потому Мухамед и не упоминает о любви в связи с богом-Аллахом, но только о праведности и милосердии. Любовь между двумя людьми охладевает и превращается в печаль. Потому бездетность в Ветхом Завете считалась проклятием. Так это и доныне остается на Балканах, в России и на всем Востоке. Любовь становится полной при появлении третьего. И на земле это так, ибо так это и на небе.

Любовь не возникла от земли, но пришла с небес. Преподобный Кассиан говорит: «Любовь принадлежит исключительно Богу и тем людям, которые восстановили в себе образ и подобие Божие». Сознательная любовь соотносится с сознательной личностью, не с принципом, идеей или с каким-либо безличным существом, но с личностью. Где нет взаимности в любви, там нет любви. А принцип, или идея, или неразумная тварь, будь то Божественная или человеческая, не может нас любить, сколько бы мы их не любили. О такой любви мы и не говорим; наше слово о любви личности к личности, которая «нераздельна и неслитна».

Только совершенная личность, с совершенным сознанием, с совершенным умом, обладающая совершенным могуществом, может иметь совершенную любовь. Эта личность – наш Бог. То, что всякий человек ревнует о своей личности, происходит от того, что и Его Творец – личность. А то, что все люди ценят любовь превыше всего, происходит оттого, что их Творец – Любовь. И так это искони и до сего дня и на веки веков.

Низшее всегда доказывается высшим, а не наоборот. И человеческое существование доказывается существованием высших существ, высших по могуществу и разуму, чем люди. Кто-то из европейских философов сказал: «Я мыслю, следовательно, я существую». И это изречение разнесено по миру как нечто великое. На самом же деле, сколько бы я не мыслил, я не существую, если не существует Некто высший меня, Кто и меня и весь свет измыслил. Если Бог не существует как разум высший меня, тогда, несомненно, и я не существую, но я только некая преходящая вещь, призрак, которого вихри подняли из пыли, придали ему форму на мгновение, чтобы снова сбросить в ту же самую пыль без следа и цели. Точно так же и любовь. Если любовь не в Боге и не от Бога, то это только чувственная страсть, которую люди употребляют как наркотик, чтобы этой малой бессмыслицей услаждать лишенную всякого смысла жизнь.

«Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем» (1 Ин. 4:16). Века и человеческие поколения страстно ожидали услышать эти светоносные и живоносные слова, как ищут везде путеводную звезду, подобную Вифлеемской. А эти слова апостол сам услышал, прочувствовал и повторил в том виде, в каком принял их от Своего Господа. Бог истины и любви есть единый и вечный Бог, Который не соприкасается и не имеет ни чего общего с «богами» лжи и ненависти. Этим откровением Христос сокрушил весь политеистический пантеон, в котором человеческая фантазия ставила добрых и злых богов на один уровень.

И сотворил Сын Божий бесчисленные небесные воинства архангелов и ангелов, бестелесных и близких к Богу духов. Сотворил их богообразными, могучими и прекрасными. И дал им свободу. Только Бог не злоупотребляет свободой. Один из великих ангелов, Сатанаил, злоупотребил данной ему свободой, и был бесконечно удален от близости к Богу с легионом последователей, и сброшен в ад, во тьму кромешную. Потом Слово Божие, Логос, по Вечному Совету, сотворил человека Адама и жену Еву и поселил их в Раю. Но их прельстил сатана через змия, и они согрешили пред Богом. Бог не захотел простить сатане грех, ибо он согрешил в самой близости к Богу. А человеку Бог хотел простить грех, так как человек был обольщен сатаной. Хотел Бог простить Адама, но не без покаяния и достаточной жертвы. И Сын Божий, Агнец Божий, пошел на заклание ради искупления Адама и его рода. И все из любви и правды. Да, и правды, но правда и заключается в любви.

В повестях и балладах о рыцарях мы читаем, как они за любовь своих избранниц шли на страдания, иной раз и на смерть. Но те избранницы были достойны их любви и жертвы, как о том пишут поэты. А безгрешный и пречистый Христос понес уничижения, муки и страшную смерть не за какую-то невинную, верную и добрую девушку, но за грешников и развратниц, за убийц, лгунов, воров, разбойников, клятвопреступников и безбожников, за испоганенные и смердящие души человеческие, которые источали зловоние в смертельном разложении и прежде смерти были уже мертвы. «Едва ли кто умрет за праведник… но Бог доказывает Свою любовь к нам тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим. 5:6-8). Не есть ли это любовь, которая превышает всякий разум?

Послушай, дочь моя, эти слова о несказанном мужестве, которое свойственно только любви. По любви Сын Божий уничижился, служил, учил, лечил, питал, поил, направлял и исправлял, радовался, мучился, страдал, прощал и умер. «Сын человеческий пришел не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28). Когда Он служит, служит с радостью, когда жертвует, жертвует добровольно, забывая о Себе, но непрестанно взирая на вечный огонь любви на небесах, на эту Двоицу. Для Сына вечной любви это было легко. Легко это и для людей любящих. Поэтому Нил Синайский говорит: «Легко бывает поднять и совершить все то, чем приобретаешь святую любовь. А где нет любви, там нет и успеха». И все бывает тягостно.

Любовь это радость, а цена любви – жертва. Любовь – это жизнь, а цена любви – смерть. Те, кто любит земное богатство, власть, славу, немилосердно гонят других людей для того, чтобы они служили их низкой «любви». И готовы в жертву этой своей «любви» принести все и всех. Единственное, чего они боятся – это служить другим и жертвовать собой для других. Князья и вожди обрекали на смерть легионы ради добычи и славы. Это есть дело сатаны — человекоубийцы.
Не таков Человеколюбец Господь, не таков. Он спустился с небесного Престола славы, чтобы Своим собственным служением и жертвой явить любовь Божию людям. Христова любовь – пример величайшего мужества. Это то мужество, перед которым трепещут и смерть, и Ад.

Когда люди удалились от любви Божией, единой истинной любви, они начали называть свои похоти и желания любовью. Так они назвали любовью желание плотских, телесных наслаждений, земных благ, суетных пустых знаний, как и желание власти и почестей, игр и веселия, обладание вещами. Все это люди именовали любовью по наущению сатаны, чтобы забыть любовь небесную, единственно неложную. Подобно этому и осужденный в тюрьме ломает черный хлеб на малые частицы и эти крохи именует самой сладкой едой, которую когда-либо он ел на свободе. Чтобы через эту иллюзию легче можно было глотать горький тюремный хлеб.
Ох, дочь моя, смотри как с утратой любви человек потерял понятие об истине. Потому что любовь и истина нераздельны. Как различные желания заменили собою любовь, так и ложные понятия заменили истину, а ложные боги – единого истинного Бога. Всякой человеческой страсти соответствовало некое ложное божество. Это ясно видно из всех мифологий, особенно греческой, которая до мелочей разработана и, к сожалению, воспета великими поэтами. Желания и страсти человеческие воплощались в образах богов и богинь, и так люди «осуетились в умстованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце» (Рим. 1:21-22).

Злой дух вложил в сердце Евы три главные страсти, – те же самые, которыми он позже искушал Христа Спасителя в пустыне Иерихонской, – дабы изгнать из ее сердца любовь, а именно страсть к земным наслаждениям (похоть плоти), похоть очес и жажду знания мирского, – и все это против Бога и Божией любви. А Иисус твердо отринул искушения (не так, как Ева): «Иди от Меня, сатана!» (Мф. 4:10).
Таков Сын Божий в начале Своего спасительного служения людям. А в конце Иисус говорит ученикам Своим «Идет князь мира сего (т. е. князь всех плотских мудрований и лжи) и во Мне не имеет ничего» (Ин. 14:30), т. е. ни единой от тех смертоносных страстей. Каково расстояние между Богом и сатаной, таково между любовью и плотскими похотьми.

Бог есть Любовь. Только через Бога можно любить творение Божие, и самое отвратительное. Потому первая заповедь гласит: «Люби Господа Бога своего», и только затем: «Люби ближнего своего». Без любви к Богу всякая другая любовь нереальна и недолга. Как порывы теплого ветра, которые уступают место морозу. Даже самого себя человек не умеет любить, не имея любви к Богу. Только в Боге человек может любить себя как тварь Божию. О самолюбии же говорит блаженный Диадох: «Кто любит себя, тот не может любить Бога».

Когда Христос давал заповедь: «Люби ближнего своего», Он не имел в виду, как думают многие, что нужно любить только добрых и праведных, здоровых, видных и знатных, но и злых, и неправедных, и больных, и прокаженных, и горбатых, и слепых, и безобразных, и гадких, и отвратительных. Словом, всех тех, которых любил Он и никто другой. А это невозможно человеку, который не любит Бога, и который через любовь к Богу как через небесную призму не простирает любовь свою на все, что Бог создал. Как один из любящих любит не только своего возлюбленного, но и его увечного сродника, и не только его новую шелковую одежду, но и негодную, ветхую.

Любовь не есть просто сердечное ощущение. Любовь – царица всех чувств, благородных и положительных. Преподобный Феодор Эдесский говорит: «Любовь с полным правом называется матерью добродетели, главой закона и пророков». Все остальные благородные и положительные ощущения – как бы ее придворные дамы. Потому апостол и пишет Колоссянам, что любовь – совершенство. «Любовь… есть связь совершенства» (Кол. 3:14). А к Солунянам «Господь да управит сердца ваши на любовь Божию» (2 Сол. 3:5). Воистину, любовь есть наикратчайший путь в Царство Небесное. Любовь уничтожила разделение

Послушай теперь, дочь моя, и эту тайну. Бог – совершенная личность, потому Он и любовь совершенная. Бог – совершенная личность, потому Он и жизнь совершенная. Вот почему Христос и произнес слова, потрясшие мир «Я есмь путь, истина и жизнь» (Ин. 14:6), подразумевая под путем путь любви. Потому-то любовь, как путь, поставлена на первое место. Ибо только любовью постигается истина и жизнь. Потому-то и сказано в Слове Божием: «Если кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят» (1 Кор. 16:22). Как же не будет проклят тот, кто лишен любви, если при этом он и остается без истины и жизни? Тем самым он сам себя проклинает.

Тело не может ни любить, ни ненавидеть. Не может тело любить тело. Способность любить принадлежит душе. Когда душа любит тело – это не любовь, но желание, страсть. Когда душа любит душу не в Боге, то это либо восторг, либо жалость. Когда же душа в Боге любит душу, не взирая на внешность (красоту, уродство), это и есть любовь. Это – истинная любовь, дочь моя. А в любви – жизнь.

Ученого привлекает знание, богатого богатство, красавца красота, художника искусство. Этими вещами интересуется лишь некоторое ограниченное число людей. Только любовь нужна всякому человеку. Сила любви безгранична. Ученый и неуч, богатый и нищий, искусный и неискусный, красавец и урод, здоровый и больной, молодой и старый – все хотят быть любимы. Христос простирает Свою любовь на всех и любовью привлекает к Себе всех. Своей любовью Он обнимает и мертвых, давно истлевших и позабытых людьми.

Человек – и мертвый – желает быть любимым. И после смерти борется против смерти. Потому многие люди стремятся завещаниями и имениями обеспечить любовь к себе и после смерти. И живой, и мертвый человек желает быть любимым. У родных есть потребность любить своих умерших родственников. А Христос сказал «Когда Я буду вознесен от земли, всех привлеку к Себе» (Ин. 12:32). Поднятый на крест, Он Своей жертвой из любви ко всем привлекает к Себе всех, даже и души умерших, находящихся во аде. До Христа, дочь моя, не существовало ни понятия о любви, ни религии любви.

Апостол любви святой Иоанн Богослов пишет: «Не любите мира, ни того, что в мире. Если кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1 Ин. 2:15). И указывает на причину, почему не нужно любить мир. Потому что «все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а тот, кто творит волю Божию, пребывает вовек» (1 Ин. 2:16-17). И так, эти три: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская (превосходство в знании) – те самые древние соблазны, которыми сатана прельстил Еву, но не Христа.
55. Святой Антоний Великий говорит: «Начало греха есть похоть; начало спасения и царства небесного есть любовь». Любовь и похоть противоположны друг другу. Кто похоть называет любовью, тот заблуждается. Ибо любовь духовна, чиста и свята, а похоть телесна, нечиста и несвята. Любовь не отделима от истины, а похоть от иллюзии и лжи. Истинная любовь, как правило, постоянно возрастает в силе и во вдохновении, несмотря на человеческую старость; похоть же быстро проходит, переходит в отвращение и часто доводит до отчаяния.

То, что для животных не предосудительно, людям ставится в вину. Все наше знание о животных не может нам объяснить их внутренних ощущений. Мы не знаем их внутреннего устроения, но только наружное. Но определенно можно сказать, что они живут согласно своей природе, по дару и определению Творца, всегда неизменны, всякий по своему роду, и без греха. Применительно к животным нельзя говорить о грехе. Но человек, если он живет животными похотьми, соделывает грех. И как же можно эти страсти называть святым именем любви! Человек может опуститься до состояния животного, может стать хуже скотины.

Но когда кто-либо говорит, что и человек должен жить согласно законам природы, мы спрашиваем: какой природы? Той ли первоначальной, безгрешной, райской природы, по которой Бог сотворил человека, или другой, болезненной, приниженной, извращенной демонами, изуродованной пороками, умерщвленной страстями? Ибо не сотворил Бог человека подобно всей остальной твари, но особым образом. И сверх всего дал ему власть над остальной тварью. Поэтому человек отделен от всякой другой физической природы: от рыб, от птиц, от животных, и вознесен над всякой зоологией и «обезьянологией». Христос пришел, чтобы обновить эту первую подлинную природу человека. И только тот, кто живет согласно этой обновленной природе, живет, действительно, по природе человеческой. Место зоологии у ног антропологии.

Человек, обновленный Христом, живет обновленной природой, обновленным умом, сердцем и волей. Все эти три части души заквашены в нем закваской Духа Святого. Дабы все три одинаково вместили в себя троичную небесную любовь, которая «превосходит разум». Потому апостол говорит о «новом человеке», уподобившемся Христу. И поэтому же апостол говорит: «Старое прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5:17). А чтобы древнее прошло, и новое стало; чтобы ржавые гвозди превратились в сверкающую сталь; чтобы гора всяческих нечистот, в которых погряз человеческий род, канула в бездну, для этого требовалась сила выше человеческой и безмерная любовь к творениям, самим себя презирающим. На земле не существовало ни такой силы, ни такой любви, ни такого мужества. Она должна была прийти с небес. И пришла. Ибо «Бог так возлюбил мир, что отдал и Сына Своего единородного, чтобы верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). И вот сошел с небес Сын Божий, «Божия сила и Божия премудрость», чтобы любовью Своей оживить омертвевший мир.

Всецелая любовь может соотноситься только с личностью, а не с каким-либо принципом, или законом, или природой. Ведь и земная любовь – в той мере, в которой она может называться любовью – связана с некоей личностью, а не с принципом, или законом, или тварью. Напрасно трудились земные мудрецы и до, и после Христа, чтобы убедить народы в существовании безличного Бога. Лили они воду в решето. Но никакие народы, которые веровали в личного Бога или богов, никогда не имели в своих пантеонах Бога, имеющего такую любовь, которая была явлена миру в личности Иисуса Христа, Богочеловека.

Во всех книгах Нового Завета любовь поставлена над всеми другими добродетелями и заповедями, как всеобъемлющая. Известны слова апостола Павла о любви: «Если я языками человеческими и ангельскими говорю, а любви не имею, то я медь звенящая и кимвал гремящий, и если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все свое имение и отдам мое тело на сожжение, а любви не имею, – нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует; любовь не превозносится; не гордится; не бесчинствует; не ищет своего; не раздражается; не мыслит зла; не радуется неправде, а радуется истине… И теперь пребывают сии три: вера, надежда и любовь, но любовь из них больше» (1 Кор. 13:1-6, 13). Более красивого гимна любви не было произнесено человеческим языком.

Когда божественная любовь приходит в сердце человека, с ней приходит все, все, дочь моя: и мудрость, и сила, и чистота, и милосердие, и праведность, и мужество, и воздержание, и ясновидение, и спокойствие, и веселость, и всякое добро. И это совершенно логично. Поскольку Бог из любви к нам «Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас (на муки и смерть), как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим. 8:32). Вся история Церкви подтверждает это. Просветленные любовью Христовой простецы стали мудрецами, трусливые мучениками, развратные святыми, жестокие добрыми, цари и богачи слугами Христовыми, волки агнцами, а агнцы львами. Чудотворная сила любви Христовой не престает с Его отшествием, но только умножается, весьма умножается.

Христос всецело даровал людям Свою любовь, потому Он и ждет от них всецелой любви. И твоей, душа моя милая. Единственно, чего Он не терпит, это разделенности нашего сердца между Богом и маммоной. Он хочет того, что выгляди вовсе противным природе человеческой. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10:37). И более того: «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26). Естественно, что это невозможно никому, кроме того, кто откроет свое сердце Богу, и тогда Всемогущий соделывает немощного сильным. «В любви на самом деле нет ничего не от Бога, потому что Бог есть Любовь», – пишет святой Нил Синайский.

Бог благословил брак, сначала в раю, а потом и в Кане. В браке два тела становятся в плоть едину, две души «нераздельны и неслияны». Два храма Святого Духа под одним кровом. Зачем Бог соединил два тела воедино? Потому что «двоим в пути легче, чем одному». Потому что благодаря браку, обуздывается нечистая телесная похоть, через целесообразное устраняется нецелесообразное. Потому что через умножение рода человеческого дается возможность многим спастись Христовой жертвой. Потому что телесный брак мужа и жены, связанный любовью и благословленный Церковью, есть невыразимый символ духовного брака Христа с Церковью и со всякой душой христианской. И среди первых учеников Господа, апостолов и мироносиц, было много и брачных, и небрачных.

В житиях святых мы находим необычные примеры, когда обвенчанные пары, договорившись между собою, продолжали жить целомудренной жизнью как брат и сестра (Галактион и Епистима, Алексей Человек Божий и др.). По слову Павла, чтобы те, кто имеет жену, были бы как неимеющие (1 Кор. 7:29). Победители плотских страстей победили змия, обольстившего Еву в раю.

О брачной жизни хорошо и понятно написано в Новом Завете. Святые апостолы с отеческой любовью и строгостью напоминают и мужьям, и женам, и детям главенство мужа над женой сравнивается с главенством Христа над Церковью (1 Петр. 3:1-8). Любовь мужа к жене должна быть подобна любви Христа к Церкви (1 Тим. 2:9-15), за которую Он принес Себя в жертву (1 Кор. 7:1-16). Замужняя женщина спасается рождением детей, если останется в вере и любви и в святости с целомудрием (1 Тим. 2:15, 1 Кор. 7:7-8, 32-40). А та, которая живет в телесных страстях, наслаждениях, заживо мертва. Дети почитают и слушают своих родителей. Не бывает союза без обязательств.

Как освященный брак символизирует Христово единство со святой Церковью и духовный брак Христа с душой всякого верного христианина, так, с другой стороны, прелюбодеяние и блуд символизируют сатанизм, измену любви Божией, разрыв единства с Богом. А это все по воле сатаны, который желает, чтобы осуетилась, извратилась Божественная любовь в людях. Для него невыносима чистая небесная любовь, а приятна телесная похоть во всякой нечистоте. «Бесплодные дела тьмы» – это та приманка, которой он заманивает людей во ад (Еф. 5:11).

Во Святом Божественном Писании часто прелюбодейством и блудом называется отпадение от единого Бога и поклонение идолам. Пророки и апостолы громогласно осуждают оба этих срамных греха как погибельных для души. Изменяет ли муж жене или поклоняется идолам, в обоих случаях он отпадает от Бога и делает то, что угодно дьяволу. Любовь не имеет ничего общего с прелюбодеянием и блудом. Сии последние над любовью глумятся.

Существует одно преступление против любви, тяжкое как блуд и прелюбодеяние, даже еще тяжелее. Это богоборчество лицемерных старейшин народных, у которых на языке любовь к народу, а в душе презрение к нему. Под видом закона они грабят и угнетают народ и отвергают «правду, милость и веру». Это те, которым Бог мешает, а Христос досаждает, и они действуют лукаво, чтобы увести народ от Бога, а Христа они распинают. Это самые большие враги народа, которые гонят и убивают его истинных друзей. Их-то Христос ставил ниже блудниц и мытарей, говоря фарисеям: «Истину говорю вам, что мытари и блудницы прежде вас войдут в Царствие Божие» (Мф.21.31).

Благоухание любви! Воскуривая ладан, мы помышляем о сладостном аромате небесной любви. Дух Святой подобно небесному огню приносит теплоту любви в человеческие сердца, и, как свежий ветер, разгоняет греховный смрад и распространяет Христово благоухание в мире. Этот аромат имели в себе все святые. Люди ощущали его и от живых святых, и от их мощей. Апостол говорит об этом «Мы Христово благоухание Богу» (2 Кор. 2:15), аромат познания истины и сладости любви.

В церковных песнопениях воспоминается «благоухание рая». Сей аромат исходил от Господа, а через Него и от всех учеников Христовых, которые вместо смрада плотских желаний исполнялись ароматом святой любви Божией. Христово же благоухание не одинаково воздействует на всех, но «для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь» (2 Кор. 2:16). Ибо одни прогоняют этот аромат смрадом греха, а другие вдыхают его до конца дней, храня свое сердце и от всего сердца стремясь быть угодными Христу, дабы принять в себя благоухание рая.

«Обрек вас мужу единому, да деву чисту изведем пред Христа», – пишет Павел коринфянам (2Кор.11:2), погрязшим в плотских желаниях и беспутствах. Это задача Церкви, т. е. чтобы очистить верных от всякой греховности и страстности, и чтобы соделать их чистыми и святыми девами, невестами Пречистого и Пресвятого Христа Царя. Преподобный Феогност пишет: «Нет другого такого великого подвига, подобного подвигу целомудрия и девственности. Те, которые честно хранят безбрачие, вызывают удивление ангелов и получают венцы мученические». В сербской народной поэзии существует образ: «благоухание девической души». Это аромат чистоты и святости.

На Востоке люди умеют различать запах души крещенной и души некрещенной. Пчелы по запаху распознают злого человека и сразу на него нападают. Дикие звери приходили к святым мужам и женам, и ласкались к ним. Они чувствовали благоухание любви. Конечно, и апостолы ощущали этот неземной аромат любви (Флп. 4:18). Бог не выносит ни запаха жертв беззаконников и лицемеров, ни жертвы неправедной (Ис. 1:13). Жертвы сами по себе имеют запах, свойственный их природе, но души приносящих жертвы источали зловоние.

Любовь много прощает. И любовью прощается все. Гордое самооправдание противно любви. Фарисей Симон насмехался над Иисусом за то, что он позволил жене, явной грешнице, умыть Его ноги своими покаянными слезами и отереть своими власами (ей, сознающей, что у нее столько грехов, сколько волос на голове). Иисус укорял фарисея, говоря ему: «Прощаются ей грехи многие за то, что возлюбила много». Кого возлюбила? Того, Кто шел на Голгофу, чтобы и ее грехи, как и грехи всего мира, омыть не слезами, но кровью.

По Своей великой любви Христос ищет не нашего, но нас самих. А люди из-за недостатка любви больше ищут Его благ, а не Его. Хотят получить от Него и хлеб, и дождь, и плодородие, и здоровье, и все земное. И Он с печалью подает все это. Мы забываем, что когда обретаем Бога, то и все вместе с Ним. Апостол говорит «Все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп. 3:8). С другой стороны он пишет верным: «Я ищу не вашего, а вас» (2 Кор. 12:14).

Любовь и богатство не ладят друг с другом. Ты этим горько искусилась, дочь моя. Поиск богатства – отсутствие любви. Тропарь святым девам мученицам удивительно описывает их любовь ко Христу: «Агница Твоя, Иисусе, зовет велиим гласом: Тебе, женише Мой, люблю, и Тебе ищущи страдальчествую, – и умираю за Тя, да и живу с Тобою; но яко жертву непорочную приими мя с любовию пожершуюся Тебе». Это есть то, чего Христос ожидает от Своих невест: души их, пламенеющие любовью, а вовсе не богатство. А три твои жениха, дочь моя, хотели тебе себя не дать, а продать.

О Христе как о женихе и Его мистическом (т. е. духовном) браке с отдельными душами и с Церковью в Ее целостности много написано в православном богословии. В притче о браках Царского Сына Христос в этом образе указывал на Себя Самого, как на того Жениха. А говорит Он о браках, а не о браке, потому что жаждет венчания со многими человеческими душами, которые в вечной жизни будут любить Его, как и Он любит их. Не все званые отзовутся, ибо они чрезмерно опутаны телесными желаниями и венчаны за землю. Но и без них «столы заполнятся гостями». Итак, наполнится Небесное Царство, Чертог Христов, душами верных Ему и любящих Его. А кто не войдет и останется вне Царства, то это не потому, что до него не дошел призыв, но потому, что по своей воле он не захотел отозваться на приглашение.

Все люди позваны, и Бог хочет, чтобы все отозвались. И многие, очень многие уже отозвались в течение минувших веков, и еще многие отзовутся. Это будет великий собор, людей будет столько, сколько песка морского. Тайновидец Иоанн так описывает этот собор: «После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откр. 7:9). На земле невозможно познать и ощутить ту праздничность и радость. Это праздник любви, которая воистину превосходит всякий ум и всякую фантазию. Это неизмеримое, неисчислимое царство Христово.
Будь внимательна, дочь моя, и не обманись. Сколь велика любовь Агнца к тем, которые со страхом и любовью сохранили Отчее приглашение на брак Сына, столь же страшен и гнев Агнца на тех, которые этот призыв услышали, но не отозвались, или его отвергли, а зовущих – апостолов, миссионеров, священников – замучили. Ибо когда Агнец Божий победит всех зверей, в человеческом и ином облике, и явится миру, тогда они, ужаснувшись, воскликнут горам и камням «падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца» (Откр. 6:16). Праведна, но и страшна месть изменникам любви.

Когда один из супругов не сохранит супружеской верности – какой гнев, какая вражда, какой крик по судам! Между тем ни один из супругов не пожертвовал наперед за другого ни единого ока, руки, ни перста. И все же сколько ярости! А Христос все Свое тело отдал до конца, всю Свою кровь пролил за всякую душу человеческую. Его гнев против предателя любви, которую Он запечатлел кровью и смертью, несравнимо более оправдан, чем гнев оскорбленного супруга. Симеон Новый Богослов говорит: «Если душа явно или тайно заменит любовь к Жениху Христу на любовь к кому-нибудь другому, она становится ненавистна и мерзка Жениху». Потрудись, дочь моя, чтобы научиться любить Христа более мира и всего, что есть в мире, и более себя самой.

Любви не нужен Закон. Любовь есть Закон над законами. Это – новый Закон или Новый Завет Христов. «Знаем, что тому, кто Бога любит, все идет на добро», – говорит апостол. Путь любви может быть с препонами или тяготами, но и по Слову Божиему, и из опыта человеческого этот путь непогрешимо ведет к вечному благу.

Эта публикация размещена как одна из многочисленных концепций и точек зрения, с которыми администрация сайта может не соглашаться. 

Обсуждение, вопросы, детали, подробности, мнения, критика на форуме: http://www.yudik.org/forum/index.php

  Реклама:
psycho.by NLP Love&Jealousy Тренинг «Любовь, измена, ревность».Групповая психотерапия.

Добавить комментарий