Кризис биологической психиатрии, антипсихиатрия, гуманистическая психология и экзистенциальная психиатрия

«…сколько тысячелетий человечество разрабатывает факты психологические, факты душевной жизни человека! Ведь этим занимаются не только психологи, но и все искусство, вся литература, изображающая механизм душевной жизни людей… а результатов этого труда — законов душевной жизни человека — мы до сих пор не имеем»
Павлов И. П. Соч., т. Ill, кн. 2, с. 132.

Теория Фрейда, пользующаяся в качестве инструмента исследования психологическим методом, является по сути своей биологической. По мнению ее основателя, человек рождается с запасом энергии, хранящейся в бессознательной сфере («Оно», «Ид»), которая состоит из сексуальных и агрессивных инстинктов. Вывести эти процессы из физиологических законов организма Фрейду не удалось, и он обратился к анализу гипнотического внушения, сновидений и патологических переживаний больных людей. _psycho.by 990Во всех проявлениях психической жизни Фрейд видел конфликт между сознанием и бессознательным, а также механизмы защиты от него. Жизнь полна конфликтов, но сознание накладывает вето на все, что может сделать жизнь невыносимой. Так, из сознания устраняются воспоминания о первых годах жизни, наполненных постыдными для взрослого человека сексуальными желаниями ребенком своих родителей и страхом подвергнуться за это наказанию (комплекс Эдипа) или агрессивными побуждениями по отношению к родившемуся младшему ребенку в семье. Большая часть вытесненных желаний не может получить прямого удовлетворения, из-за чего возникает конфликт, проявляющийся тревогой, неразрешимым напряжением — фрустрацией. Вследствие этого появляются психические нарушения.
Так, больной шизофренией, испытывая чувство враждебности по отношению к другим людям, бессознательно переносит это чувство на окружающих и убежден, будто его самого хотят уничтожить, мир полон опасности. Если происходит перенос тревоги на внутренние органы, то возникают телесные нарушения: головная боль, тик, приступы бронхиальной астмы и другие симптомы, в которых находят выражение скрытые и неудовлетворенные желания и конфликты.
Движущей силой в человеке Фрейд считал инстинкты жизни и смерти, проявляющиеся соответственно сексуальным и агрессивным поведением. Но поскольку жизнь всегда заканчивается смертью, инстинкт смерти сильнее, он проявляется у человека разрушительными действиями в отношении к окружающим (садизм) или к самому себе (мазохизм). При неврозах это может проявиться насильственным (компульсивным) повторением прежнего поведения, даже если оно является саморазрушающим, например пьянством.

Последователи Фрейда уделяли меньше внимания инстинктивным импульсам бессознательного и больше — функциям сознательного «Эго». Так, американский психиатр Гарри Салливэн (1892-1949) считал, что развитие личности происходит путем межличностных (интерперсональных) отношений субъекта с реальными или воображаемыми людьми, начиная с детского и кончая подростковым возрастом. Удовлетворяющие субъекта отношения создают у него чувство безопасности, а вызывающие тревогу — чувство неуверенности.

Психическая болезнь есть результат ложной концепции себя и других людей, а способ лечения состоит в том, чтобы выявить, что было неправильным в раннем периоде развития, и обсудить эти находки с пациентом. Карен Хорни (1885-1952) более широко, по сравнению с Фрейдом, обрисовывала связи между ребенком и матерью, не сводя их к комплексу Эдипа. По ее мнению, переживания детства не являются единственным фактором невротического конфликта; не меньшее значение имеют текущие переживания, страхи и конфликты.
Воспоминание о пережитой в детстве психической травме подавляется сознанием («Суперэго»). Но, будучи забытой, эта травма сохраняется в бессознательном и производит невротические симптомы позже в течение жизни.
Цель психоаналитической терапии — раскрыть детскую травму и вернуть ее в сознание, где она может подвергнуться рациональной обработке. Это можно сделать, воздействуя на Я («Эго») — субстанцию, занимающую промежуточное положение между «Оно» и «Суперэго» и служащую удовлетворению бессознательных инстинктов социально приемлемым способом. Невротик этого достигает, используя врача-психоаналитика как образ одного из родителей, на которого он и переносит свои инфантильные сексуальные влечения. Врач при этом должен оставаться безразличным и равнодушным, предоставляя пациенту полную свободу проецировать свои желания, фантазии и образы родителей, направлять их патологическую энергию в другое русло.

По мнению Эриха Фромма (1900-1980), сущность любого невроза составляет борьба за свободу и независимость. Ей противостоят чувства одиночества, растерянности и страха человека в современном мире, от которых он освобождается, подчиняясь другим людям или общественному режиму.

Как психоанализ Фрейда, так и неофрейдизм выросли из узконаправленной системы взглядов в широкое учение, претендующее на универсальное понимание личности человека в норме и в патологии.

«Великое множество проблем, на первый взгляд неразрешимых, исчезает, как только мы решаемся отказаться от представления, будто бы люди всегда осознают мотивы своих действий, мыслей, чувств; на самом деле их истинные мотивы не обязательно таковы, как им кажется». Э.Фромм

Фрейд стремился создать строго научную методологию психоанализа, ожидая встретить в механизмах бессознательного истинную мотивировку действий здорового и больного человека. Но в действительности ему не удалось выйти за пределы гениальной гипотезы, с помощью которой он пытался проникнуть в мир неосознаваемых вещей и символов, содержащих в себе скрытые от глаз мысли и чувства. Истолкование этих символов остается в значительной мере субъективным.
Можно, конечно, предполагать, что если мальчик во сне видит себя бегущим навстречу матери, это символизирует его скрытые инцестные (кровосмесительные) желания. Можно предположить, что устрашающие галлюцинации при белой горячке есть способ, которым алкоголик наказывает себя за эти инцестные желания, скрытые в бессознательном. Но доказать это столь же трудно, как и опровергнуть.

Психоаналитическая терапия длится долго, годами, и в этих условиях всегда трудно сказать, является ли выздоровление или улучшение состояния пациента результатом терапевтического воздействия или оно возникает само по себе. В классическом варианте психоаналитическая терапия в настоящее время используется редко, но элементы психоанализа включаются в структуру многих разновидностей психотерапии при психических и психосоматических заболеваниях.
Живучесть идей фрейдизма и популярность психоанализа показывает, что в основе этого учения лежат реальные жизненные наблюдения, которые ждут еще убедительного научного истолкования с помощью адекватных методов исследования.
Фрейдистская концепция о подчинении сознательной воли человека бессознательным инстинктивным влечениям встретила противодействие со стороны многих психологов и психиатров. В Европе, а затем и в Америке сформировалось гуманистическое направление в философии и психологии, оказавшее большое влияние на развитие психиатрии. Представители его, не отрицая факт биологической сущности человека, убеждены, что нельзя познать человеческий разум только лишь на этой основе.

Своеобразие природы человека, писал французский писатель и философ-экзистенциалист Жан-Поль Сартр (1905-1980), состоит в его силе творить себя. Нет такой вещи для человека, как правда или реальность, если только он сам не участвует в ней, не осознает ее, не имеет с ней каких-либо связей. Только такая «живая правда» способна влиять на уровни бытия, включая то, что называют бессознательным или подсознательным, но всегда содержащим в себе элементы сознания.

Один из основателей теории экзистенциализма датский философ Серен Кьеркегор (1813-1855) писал, что смысл жизни заключается в познании Я, которое превращает жизнь в высшее ее проявление — экзистенцию, дух, способный к свободному выбору человеком морали, этики и религии, своего поведения. Восприняв идеи христианской религии, гуманистическая психология утверждает первичность и неповторимость свойств каждой индивидуальности, проникнуть в которые можно лишь путем «вживания», «вчувствования».
Нужно научиться интуитивно представлять себе, что происходит в душе человека, нечто ускользающее от исследовательской науки, несознаваемое и недоказуемое. Общим для всех направлений гуманистической психологии является отрицание традиционного научного познания функций человеческого организма. Последние в качестве объективно существующих процессов вообще не должны затрагивать интересы психолога-экзистенциалиста, который находится «по другую сторону познания» и должен лишь путем субъективного анализа прояснять собственные предположения.
Восприняв последовательный субъективизм гуманистической психологии, экзистенциальная психиатрия пошла по пути отказа от понимания психических расстройств как психической болезни, имеющей собственные патогенетические закономерности развития. Диагноз болезни и ее биологические механизмы вообще лишаются смысла и значения.

Задача психиатра-экзистенциалиста заключается в том, чтобы показать пациенту, где, когда и в какой степени он не сумел реализовать полноту человеческого Я, где ему случилось потерять верный путь и погрузиться в эфемерный мир фантазии. В процессе экзистенциально-аналитической психотерапии врач ищет для депрессивного больного возможность «выйти из подземной пещеры и сделать несколько шагов по земле», объяснив ему, что это единственный способ существования, при котором может быть реализована полнота человеческих возможностей. Он поведет больного шизофренией из искаженного внутреннего мира в общий мир. Сам пациент должен обрести уверенность в себе как личности уникальной, понять, что он сам может создавать в себе нужные потребности, преодолевать деструктивные тенденции, бросить вызов болезни и самой смерти.

В 60-70-х годах ХХ в. в Западной Европе сформировалось экстремистское направление, получившее название «антипсихиатрия». Его представители решительно утверждали, что понятия психической болезни не существует, что это лишь выдумка общества и психиатров и что наклеивание «психиатрического ярлыка» ведет к нарушению прав человека и снятию с него всякой ответственности. Главным инструментом терапии они считали межперсональные отношения, а главной целью — достижение свободы личности, которую нельзя стеснять даже в случае, если пациент пытается совершить самоубийство или общественно опасные действия. В Советском Союзе поводом к развитию «антипсихиатрических» идей послужили факты репрессивной психиатрии и злоупотребления в борьбе с инакомыслием. В результате в Российской Федерации был Принят закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», отвечающий признанным мировым сообществом гарантиям прав человека и гражданина.

Гуманистическое направление в психиатрии позволило преодолеть ограниченность клинического метода, сконцентрировав внимание психиатра на индивидуальных свойствах личности больного, познаваемых путем глубокого проникновения в его внутренний субъективный мир. Это позволяет говорить о новой революции в психиатрии, игнорирующей перспективы дальнейшего развития на основе прогресса естественнонаучных знаний. О кризисе биологической психиатрии можно говорить лишь как о временном явлении, обусловленном отставанием от требований практики фундаментальных наук о человеке, которые служат источником знаний о материальной природе расстройств психической деятельности. Прогресс психиатрии как медицинской специальности не мыслится вне изучения материального субстрата патологических психических явлений. Без знания о физических, физиологических, биохимических процессах высшей нервной деятельности, лежащих в основе психических нарушений, трудно обосновать критерии психической патологии и применение биологической, в том числе лекарственной, терапии психических заболеваний.

Пройдет еще немало лет до той поры, когда психиатр получит право сказать: все, что я знаю и умею, есть результат развития науки о человеке; свои знания о больном я могу сообщить другому врачу, пользуясь символикой научных понятий и терминов; мой пациент ждет от меня реальной помощи, основанной не на вере в магическое исцеление, а на знании законов психической деятельности, ее болезненных уклонений и методов их лечения; результаты тех действий, которые я произвожу в интересах больного, можно предвидеть на основе научного прогнозирования; частью моего знания и умения являются не только мой научный опыт, но и врачебная интуиция, способность сопереживать, понимать внутренний мир больного.

Эта публикация размещена как одна из многочисленных концепций и точек зрения, с которыми администрация сайта может не соглашаться. 

Обсуждение, вопросы, детали, подробности, мнения, критика на форуме: http://www.yudik.org/forum/index.php

  Реклама:
psycho.by NLP Love&Jealousy Тренинг «Любовь, измена, ревность».Групповая психотерапия.

Добавить комментарий