Партизаны: от мифов к реальности.

Интервью историка Анатолия ТАРАСА корреспонденту «БелГазеты» Наталье Провалинской:

— Книга Захаревича «Партизаны СССР. От мифов к реальности» была издана по вашей инициативе. Почему вы Tarasрешили пошатнуть один из столпов официальной белорусской идеологии?
— Я уже сказал: хватит, нельзя всю жизнь жить войной, мир на дворе! У нас до сих пор очень многие люди старшего поколения живут по принципу para bellum: хочешь мира — готовься к войне. Они все еще готовятся!
Кроме того, у нас вообще вся история войны сильно сфальсифицирована, на всем постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси. Естественно, по политическим и идеологическим причинам. Именно в России и Беларуси наиболее трудно изживается советский коммунистический синдром.
При этом история партизанского движения сфальсифицирована особенно сильно, если сравнивать с другими отраслями — разведкой, сухопутными войсками, авиацией, флотом и пр. Да и не было это движение всенародным — это тоже миф.

По официальным данным (завышенным как минимум в два раза), в партизанском и подпольном движении в БССР участвовало за все время войны менее 5% населения. При этом огромное количество людей называло себя связными, а что значит связной? Этот человек не воюет — он что-то там доносит, продукты носит; 95% населения, даже по официальным данным, ни в каком сопротивлении не участвовало. Это разве всенародное движение?
— Почему именно история партизанской войны, с вашей точки зрения, на первом месте по части фальсификаций?
— Фальсификаций больше всего там, где меньше всего документов. Обычно партизаны сообщали: атакован гарнизон врага в такой-то деревне. Чаще всего они действительно занимали эту деревню, но, как показывают проверки, в большинстве случаев атаковывались деревни, где никакого гарнизона врага не было. Там был в лучшем случае

полицейский пост — пять полицаев, бывших советских граждан, вооруженных старыми российскими винтовками.
Или, допустим, постреляли в сторону деревни, где стоял немецкий пост, и заявляли: убито 27 гитлеровцев. Откуда вы знаете, сколько убито? Скорей всего, ни одного. В книжке Захаревича много конкретных примеров по результатам проверок. В ряде случаев преувеличение составляло 100 и больше раз. Преувеличить в сто раз — это круто!
Разумеется, когда кто-то об этом пишет, начинается дикое противостояние: мол, это клевета, кощунство, мы герои, только потомки недобитых пособников оккупантов такое могут утверждать. Я и Захаревича умолял: главное, давай точные ссылки на источники информации, на тебя же все накинутся, скажут, что ты врешь. В итоге даже в резко отрицательных рецензиях его никто не смог обвинить в выдумках — только в «тенденциозном подборе» и «диком неприятии всего советского».
Так или иначе, партизанским предводителям нужно было врать: в СССР все было построено на жестком контроле сверху вниз. Сидишь в лесу — отчитайся перед центральным штабом, что ты сделал за истекший месяц. Ну и начинали сочинять. А они в основном занимались самообеспечением, население грабили и воевали со своими, уничтожив в 5-7 раз больше своих сограждан, чем фашистов.
— А как могло случиться, что они уничтожили больше своих сограждан, чем немцев?
— Во-первых, воевать с регулярной немецкой армией было очень трудно: немцы, как известно, хорошие вояки. Они воевали на полтора года больше, чем мы, начали раньше, а потеряли в два раза меньше людей. А вот воевать с полицаями было на порядок проще.
Во-вторых, за счет кого партизаны могли жить в лесу? Там же нет мяса и хлеба. Они грабили население, и население сопротивлялось как могло.
В-третьих, вся политика руководства была ориентирована на то, чтоб партизаны провоцировали немцев на расправы. Логика Сталина и его подручных была проста: чем больше деревень сожжено, тем больше людей пойдет в лес, деваться-то некуда.
— Вы имеете в виду, что партизаны сознательно подставляли под удар местное население?
— Это не значит, что они решили, к примеру: мы пойдем в Хатынь специально, чтобы немцы напали и сожгли деревню. Нет, конечно. Они просто засели в деревне. Но они должны были отдавать себе отчет, чем это кончится. Где-то там неподалеку рабочие лес валили, дорогу расчищали. Кто-то выстрелил в проезжавших немцев — естественно, партизаны. Немцы кинулись проверять рабочих, те побежали, по ним стали стрелять, часть убили. Потом выяснилось, что партизаны в Хатыни, и немцы стали обстреливать деревню.

Обычная практика войны, а разве советские солдаты в Афганистане не так поступали? Иначе как афганское население потеряло во время необъявленной войны миллион человек? Если кто-то стреляет из деревни, деревня подвергается обстрелу, а потом начинается зачистка — гранаты кидаются буквально в каждое жилище, во многих оказываются старики, женщины, дети.
Какой противник будет смотреть спокойно, что в деревнях находятся вооруженные формирования врага? Естественно, будут нападать. А чего вы идете в деревню? А-а, враг должен быть гуманным — дескать, мы сейчас тут на отдыхе находимся, дайте отдохнуть, не трогайте деревню. Мы потом с вами сразимся в открытом поле, благородно!
Так ведь партизаны не воевали в поле, суть их тактики — нападение из-за угла, удар в спину. А вот немцам этого делать нельзя, это могли делать только большевики. У большевиков не было ни законов, ни морали, но от врага они требовали и закон, и мораль: это же капиталисты, звери, а мы коммунисты, соль земли, нам все можно.
— О знаменитой рельсовой войне вы тоже отзывались как об «очковтирательстве»…
— Рельсовая война — типичное советское мероприятие: очень большой шум при значительно меньших достижениях. Эту войну начинали не просто так, а потому что готовилось большое наступление на фронте и, естественно, усилились перевозки. Мы, мол, немцев возьмем за горло, лишив их перевозок по железной дороге. Но перевозки не только не были прекращены: их объем увеличился!
Вся советская отчетность была построена на приписках. Рельсы взрывали, а где? На неохраняемых участках дорог, второстепенных направлениях, где воинских перевозок не было вообще или они были эпизодическими. Там, где шли основные перевозки, все охранялось днем и ночью, на любое шевеление куста реагировали жесточайшим огнем.
Партизаны взорвали огромное количество рельс, но толку от этого было мало. Напротив, когда Красная Армия пошла в наступление, пути пришлось восстанавливать. Тоже типично советская практика: сначала кладут асфальт, потом начинают его разбирать, потом опять кладут.
— По-вашему, в истории партизанского движения нет ничего, достойного гордости?
— Что партизаны все-таки сделали? На эту тему есть разные исследования, я издавал книжку бывшего полковника госбезопасности Вячеслава Боярского «Партизаны и армия. История упущенных возможностей». Этот российский историк партизанщины сделал любопытный вывод: эффективность партизанского движения не в том, что они причинили серьезный материальный ущерб противнику, а в том, что они держали немцев в нервно-психологическом напряжении. Вот оно как! И тут есть резон. Немцы знали, что партизаны вообще-то есть. Это как заноза: наличие ее в теле не мешает выполнять задачу, но — противно и больно.
— Есть мнение, что такого рода мифы развенчивать не нужно — напротив, бренд республики-партизанки нужно лелеять и использовать с умом. Да и дети в школах будут воспитываться на образцах героизма и самопожертвования…
— Так по любому вопросу есть альтернативное мнение! Одни говорят, что надо соблюдать диету, а другие — что нужно жрать все подряд, пока не издохнешь лет на 20 раньше от обжорства. Это вопрос, как вы понимаете, философский. Лично я считаю, что с советско-коммунистическим наследием нужно бороться всеми силами и средствами: это был 70-летний путь в тупик мировой цивилизации.

— Нужен ли Беларуси новый государственный праздник — День партизана?
— Я на 100% убежден, что нам вообще никаких новых ура-патриотических праздников не нужно. Пора забывать о войне, она кончилась почти 70 лет назад! Это искусственная выдумка, попросту — очередная дурь высокопоставленных чиновников. Это все равно, что мы до сих пор бы жили Великой Северной войной, которая была 200 лет назад. Однако же не живем, правда? А ведь война была страшная, население Беларуси сократилось на треть.

Эта публикация размещена как одна из многочисленных концепций и точек зрения, с которыми администрация сайта может не соглашаться. 

Обсуждение, вопросы, детали, подробности, мнения, критика на форуме: http://www.yudik.org/forum/index.php

  Реклама:
psycho.by NLP Love&Jealousy Тренинг «Любовь, измена, ревность».Групповая психотерапия.

Добавить комментарий